Забытые победители (6) - Обсуждение новостей, статей, публикаций, книг - Курилка - Форум
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас ГостьТЫ можешь стать АВИАТОРОМ | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 6 из 6«123456
Форум » Обсуждение новостей, статей, публикаций, книг » Курилка » Забытые победители (Стыдно до слёз.....)
Забытые победители
PilotДата: Суббота, 25.04.2015, 09:43 | Сообщение # 51
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 11199
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов
Статус:


Накануне 9 Мая чиновники всех рангов в один голос заявляют о своей благодарности ветеранам за победу в Великой Отечественной войне. Только в будни к проблемам участников боевых сражений оказываются равнодушными. Бумажка оказывается важнее человека!

В редакцию еженедельника «АиФ - Саратов» пришло два письма. И даже не от самих ветеранов. От их близких родственников, которым обидно, что заслуженная награда не нашла своих героев. Два участника войны оббивали пороги воентоматов, отделов соцобеспечений и не нашли помощи!

Герой без медали

Ко Дню Победы ветераны готовятся тщательно: на праздничный костюм аккуратно прикрепляют медали и ордена. Каждая награда несет в себе особую ценность для участника войны. И как должно быть обидно, если заслуженную на полях сражений медаль забыли вручить!

Награду Юлия Коваленко немало. Но орден Отечественной войны на груди не висит. Его вручали всем участникам борьбы с немецкой оккупацией, а о Юлии Михайловиче забыли! Обидно было ветерану, но он простил.

- На праздновании 67-й годовщины Победы встретил своего однополчанина. Смотрю, у боевого друга на груди орден Отечественной войны висит. И забыл бы об этом, но внук вопросами засыпал: «Почему у дяди Миши есть такая награда, а у тебя нет?» - вспоминает Коваленко.

Ушла ни с чем

Ходил Юлий Михайлович в Энгельсский военкомат, отправляли от одного стола к другому, так и ушел ветеран ни с чем!
Елена Селина - участница войны. День Победы и сегодня для 90-летней женщины главный праздник в году. Только теперь с особым горьковатым оттенком, от обиды! Больно ветерану даже не от того, что положенную доплату к пенсии вдовам ветеранов ей не назначают. А от того, что отсутствие одной бумажки меняет к ней отношение.

- Основной документ для оформления доплаты - свидетельство о браке. Но оно было утеряно. Отношения регистрировали в 1944 году в Белоруссии. Района, это происходило, Елена Павловна не помнит. Но один документ всё же сохранился - выписка из Военкомата, где в составе семьи числится супруг Яков Селин, - рассказывает племянница ветерана Ольга Борзова.

Но в органах соцобеспечения этот документ не принимают, требуют свидетельство о браке. Раз так, то получить то, что полагается вдове ветерана по закону, она не может. А бороться с чиновничьим равнодушием у пожилой женщины сил нет.

Кстати
«АиФ - Саратов» обращается к ответственным чиновникам и руководству военкомата, обратить внимание на забытых победителей!

Источник


 
PilotДата: Пятница, 11.09.2015, 15:29 | Сообщение # 52
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 11199
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов
Статус:
Родина использовала их, как пушечное мясо, а потом утилизировала, как ненужный хлам


7 мая, 2015 - 23:33



У этого монастыря судьба как-то сразу не задалась. Основан он был в 1544 году княгиней Евфросиньей, вдовой удельного князя Андрея Ивановича Старицкого, сразу же построившей в нем замечательный каменный Воскресенский собор. Девятнадцать лет спустя, в 1563 году после доноса Ефросинья была насильно пострижена в монахини под именем Евдокии и отправлена в основанный ею же монастырь . А еще через 6 лет вслед за расправой со Старицкими она здесь же была убита вместе с сопровождавшими её монахинями и слугами. С тех пор обитель многажды служила местом отнюдь не добровольного заточения опальных дам.

Речь о Горицкой Воскресенской обители, что стоит на берегу реки широкой реки Шексны неподалеку от знаменитых Кирилло-Белозерского и Ферапонтова монастырей. Уютный небольшой монастырь, славно приютившийся на слегка покатой высокой береговой террасе, прикрытый "со спины" от бурь высокой лесистой горой со старым тихим монастырским кладбищем…

Все мое детство и юность я лето проводил на дедовой академической даче в Абрамцево. Машины у нас отродясь не было, и ездили мы туда электричками.

Кто-нибудь помнит самый характерный звук в тогдашних подмосковных электричках? Нет уже? А я помню: это был звук катящихся подшипников. И еще стук деревянных колотушек по полу вагона. На подшипники каким-то образом присобачивалась дощатая плошадка, а на ней… вот даже не знаю, как правильно сказать: сидели? помещались? ютились?… словом, на них как-то перемещались вдоль вагонов, отталкиваясь от пола деревянными колотушками, остатки людей. Половинки людей, меньше, чем половинки. С изувеченными лицами или теми местами, где когда-то были лица. В каких-то немыслимых даже по тем небогатым временам обносках. Даже в остатках гимнастерок военной еще поры. Они тащились вдоль вагонов в надежде на брошенные в засаленные картузы пятаки и гривенники. Пассажиры по большинству отворачивались или старались глядеть сквозь них разом остекленевшими глазами. А я, мальчишка, глядел на них широко открытыми от любопытства и ужаса глазами, до спазмов в желудке – и не мог оторваться.

Появлялись они и в Москве, но здесь их "вычищала" милиция, чтобы не смущали покой и совесть советских обывателей. Вычищала дочиста и в 47-ом, и в 49-ом годах, и перед Международным фестивалем молодежи и студентов в 1957 г. (да-да, того самого, в честь которого Мещанская стала проспектом Мира, и который все помнят по "Подмосковным вечерам"), но они как-то все равно проникали, просачивались в столицу, хотя все меньше и реже, зато подмосковные электрички окуппировали плотно. Тоже, понятно, год от году их становилось всё меньше – я вообще не понимаю, как они могли выживать. К концу 60-х они совсем пропали.

Мальчишке, мне они казались мне глубокими стариками – рядом с ними мой 70-тилетний Дед был совсем молодым! – им всем, теперь я понимаю, было что-то около сорока, а то и меньше. Просто пройденная война. Просто страшные увечья. Просто брошенные жизни.

Где-то в начале 70-х я оказался на берегу Шексны. В Горицах. Не просто так – у нас были какие-то документы то ли от ВООПИиК, то ли от Министерства Культуры – и мы то ли как инспекция, то ли как исследователи попали внутрь монастырского собора.

Погодите чуток… Дайте глотнуть воздуха и подобрать слова.

Из собора, приделов, трапезной воздух давно уже вылился весь, без остатку. Вместо него там висела вязкая смесь запахов пота, крови, мочи, кала и гноя, которая не проталкивалась в глотку, не попадала в легкие. Замешанная на хрипах, стонах, нечленораздельном мычании и бормотании. И повсюду – прямиком из подмосковных электричек моего детства – обрубки, осколки, фрагменты людей. Еще вроде как живых. Вроде как.

Это всё называлось Домом инвалидов войны. Страшное живое кладбище. Тех, кого оставшиеся живыми и целыми старались не видеть, от кого старались отделаться, как от навязчивого ночного кошмара. Их ведь не сфоткать для постера "Спасибо деду за Победу!" - фактурой не вышли. И еще – всегда страшнее всего встречаться с теми, кого предал. Проще для успокоения души свалить их на обочину, стыдливо именуемую "Дом инвалидов". От такого же на Валааме остались ошеломляющие рисунки Геннадия Доброва – посмотрите их. Если не боитесь. От Гориц и того не осталось.

Следующий раз я был в Горицах лет двадцать спустя. Через полтора десятка лет после того, как последних постояльцев вывезли в Череповец. Все эти годы собор пустовал. Я зашел в него, не без труда провернув ключ в заржавевшем замке – в пустом огромном соборе всё так же не было воздуха, а звуки продолжали звучать, будто не было двадцати лет. И я не знаю, сможет ли их хоть когда-то заглушить церковное песнопение. Во всяком случае для того, кто их хоть раз слышал.

К пристани Гориц постоянно пришвартовываются многопалубные, сияющие огнями круизные теплоходы. С них сходят веселые, благополучные туристы, спешащие на "встречу с прекрасным": отсюда их везут в недалекие Кириллов и Ферапонтово. И Горицкий монастырь, уютно примостившийся на склоне горы, - всего лишь заставка, предисловие их увлекательного путешествия.
"На теплоходе музыка играет!..."

P.S. И еще у меня остается занозой страшный вопрос: да, клятва Гиппократа, да, ценность каждой человеческой жизни, но всё-таки жизни… Что с врачами, которые продлевали такое? Если вы не бывали на Валааме или в Горицах и не помните подмосковных электричек моего детства, не торопитесь бросать в меня камни - до сих пор, когда я слышу звук катящегося подшипника, у меня на мгновение останавливается сердце.

Сергей Шаров-Делоне

***

...уж слишком намозолили глаза советскому народу-победителю сотни тысяч инвалидов: безруких, безногих, неприкаянных, промышлявших нищенством по вокзалам, в поездах, на улицах, да мало ли еще где. Ну, посудите сами: грудь в орденах, а он возле булочной милостыню просит. Никуда не годится! Избавиться от них, во что бы то ни стало избавиться. Но куда их девать? А в бывшие монастыри, на острова! С глаз долой - из сердца вон. В течение нескольких месяцев страна-победительница очистила свои улицы от этого ”позора”! Вот так возникли эти богадельни в Кирилло-Белозерском, Горицком, Александро-Свирском, Валаамском и других монастырях. Верней сказать, на развалинах монастырских, на сокрушенных советской властью столпах Православия.

Страна Советов карала своих инвалидов-победителей за их увечья, за потерю ими семей, крова, родных гнезд, разоренных войной. Карала нищетой содержания, одиночеством, безысходностью.

Всякий, попадавший на Валаам, мгновенно осознавал: «Вот это все!» Дальше - тупик. «Дальше тишина» в безвестной могиле на заброшенном монастырском кладбище. ”

Евгений Кузнецов "Вааламская тетрадь"


 
PilotДата: Пятница, 11.09.2015, 18:55 | Сообщение # 53
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 11199
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов
Статус:
МОНАСТЫРЬ ДЛЯ СОЛДАТ


Сергей ВИНОГРАДОВ

Автобиографические записки главного художника Большого драматического театра им. Г.А. Товстоногова помогли разыскать заброшенное кладбище солдат, искалеченных Великой Отечественной войной.



Фото: ДМИТРИЙ БАЛЬТЕРМАНЦ


«Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется». Именно эту тютчевскую цитату вспомнил автор рассказов о героях послевоенного ленинградского дна Эдуард Кочергин, узнав, что его книга «Ангелова кукла. Рассказы рисовального человека», а точнее, герой одной из новелл, безногий инвалид Василий Петроградский, станет причиной исторического расследования и краеведческого бума в вологодской глуши. Их итогом (разумеется, промежуточным), возможно, уже в скором времени станет установка монумента. Горицкий монастырь, вошедший в историю как место ссылки родственниц и жен Ивана Грозного, а также дочери Бориса Годунова Ксении, во время и после Великой Отечественной войны был пристанищем для безруких и безногих инвалидов. В вологодскую глушь их свозили, чтобы не мозолили глаза ликующей стране.

Медсестра бывшего горицкого дома инвалидов отрицает, что инвалиды попадали в монастырь по принуждению. А художник и писатель Эдуард Кочергин уверен: Горицы были звеном цепочки по «очистке» крупных городов СССР от «обрубков войны». «Очистили на славу, и не только из городов, но и из памяти людской, – говорит Кочергин. – После выхода «Ангеловой куклы» многие читатели и литературоведы сообщали мне, что я открыл новую тему в литературе. Об инвалидах войны, говорят, никто по-настоящему не писал».

Живая достопримечательность Петроградской стороны

О заброшенном кладбище на горе Мауре рядом с Горицами (Кирилловский район Вологодской области), на котором в начале 40-х и середине 50-х годов прошлого века были похоронены сотни участников войны – пациентов горицкого дома инвалидов, много десятилетий знали лишь местные старожилы. Родственников у несчастных солдат не было, иначе не свезли бы их в инвалидный дом, взяли бы на иждивение. Местоположение могилы обозначалось палкой с фанерной дощечкой с фамилией похороненного. Со временем эти хлипкие «памятники» смыло и сдуло, а само кладбище заросло лопухами. О людях, похороненных здесь, жителям Гориц, а заодно и всей стране, напомнил петербургский художник и писатель Эдуард Кочергин. В свободное от основной работы главного художника знаменитого БД Т им. Товстоногова время Эдуард Степанович собирал байки о земляках. Трагические и смешные истории из жизни послевоенного Ленинграда увидели свет в 2006 году – именно тогда вышла книга «Ангелова кукла». И наделала шуму, получив несколько литературных наград, выдержав пару переизданий и даже превратившись в спектакль.

– Василия Петроградского – его настоящая фамилия для меня до сих пор загадка – у нас знали все, – рассказывает Эдуард Кочергин. – Он был местной знаменитостью, нашей достопримечательностью. Жить в послевоенные годы на Петроградской стороне и не знать Василия было невозможно. Он с утра до вечера катался на тачке по улицам с гармошкой, пел песни, балагурил. Его угощали, давали деньги. Часть рассказа составлена из моих личных воспоминаний о нем, другую часть – то, что касается дома инвалидов в Горицах и хора «самоваров», – выпытал у своей соседки, которая переписывалась с Василием и посылала те самые посылки с одеколоном, о которых я упоминаю в книге. После того как книга была опубликована, а в особенности после прочтения нескольких новелл по радио, ко мне обратились несколько земляков по поводу рассказа о Василии Петроградском. Люди помнят его до сих пор, для многих этот яркий образ навсегда остался частью детства и юности. Позвонил знаменитый художник Ветрогонский. «Вася мой дружок был, спасибо, что вспомнил о нем», – сказал он.

Спектакль по книге «Ангелова кукла» четыре сезона шел в родном для Эдуарда Кочергина БД Т. История Василия Петроградского в сценическую версию не попала. Автор отбором рассказов для постановки не занимался, предоставив режиссеру полную свободу. Как предполагает художник, вывести на подмостках самого Васю, его хор и воплотить антураж берега Шексны было бы очень непросто.

Горицы



Более полувека, со времен изгнания отсюда монахинь и до их возвращения в 80-е годы, монастырь служил домом инвалидов, что, возможно, спасло его от разрушения. Сейчас здесь идет реставрация / Фото: УЛЬЯНА БАЛАШОВА


Пару лет назад книга попала в руки московского историка-генеалога Виталия Семенова, несколько лет работавшего поисковиком в редакции программы Первого канала «Жди меня». Более других историка потряс рассказ про известного в Северной столице «обрубка» (безногого инвалида), ветерана войны Василия Петроградского, промышлявшего уличной игрой на гармошке. Оказавшись в начале 50-х годов в горицком доме инвалидов, Василий собрал из безногих и безруких коллег хор «самоваров» (так их прозвали в народе), популярный на всю Мариинскую водную систему благодаря концертам на берегу для пассажиров проплывающих по Шексне теплоходов.

Историка Семенова привлекла не столько жизнь конкретного Василия Петроградского, сколько сам факт существования горицкого инвалидного дома. В официальных документах таковое учреждение не значилось. До этого несколько месяцев Виталий Семенов занимался восстановлением списков пациентов подобного дома инвалидов на Валааме. В результате там был установлен памятник с фамилиями инвалидов. Подобную работу историк начал вести и по горицкому учреждению. Его цель – обозначение поселка на карте памятных военных мест.

– Для меня Горицы такой же памятник войны, как многие из тех, что вошли в учебники и к которым ежегодно возлагают цветы, – объясняет он. – Меня, как историка, эта выборочная память не удивляет. На нашем профессиональном языке это называется «подростковостью исторического сознания». Обычный человек, который знаком с историей в объеме школьного курса, считает историческое событие важным и помнит о нем лишь в том случае, если оно как-то названо. Например, война на Халхин-Голе. К проблеме инвалидов Великой Отечественной войны общество не знает, как относиться, потому что на эту тему практически нет ни книг, ни фильмов, и вообще она никем не выставляется как отдельная тема. И таких тем очень много. Мне кажется, это несправедливо.

На первое письмо Виталия Семенова в областной департамент труда и соцразвития пришел ответ: архивных данных предоставить не можем, поскольку, по закону о персональных данных, оные не подлежат разглашению. Но московский историк продолжал штурмовать областные власти. Первый положительный отклик пришел после обращения к тогдашнему губернатору Вологодчины, Вячеславу Позгалеву. Минувшим летом Позгалев создал специальную рабочую группу, и спустя несколько месяцев Виталий Семенов получил список из почти 500 (!) фамилий инвалидов войны, которые содержались в Горицком монастыре, но лишь с 1941 по 1949 год (списки опубликованы на сайте историка www.russianmemory.ru). Общее число инвалидов войны, прошедших через горицкий дом инвалидов с 1941-го по середину 50-х годов, неизвестно, да и вряд ли когда-нибудь будет подсчитано и восстановлено. Виной тому – огромный поток людей и небрежное обращение персонала с документацией.

Персонажа книги Эдуарда Кочергина Василия Петроградского в списках, ясное дело, не было – он поселился в Горицах в 50-е годы (похоронен, по словам Кочергина, на вышеупомянутом безымянном кладбище в Горицах). По словам сотрудника областного правительства, сейчас ведется работа по увековечению памяти этих людей.

– Приятно, что работа сдвинулась с мертвой точки, но это даже не половина работы, ведь основных списков нет, – сетует Семенов.– По моей информации, из больших городов инвалидов стали высылать в дома инвалидов в 1952–1953 годах. Тогда-то через Горицы и прошла основная часть этих людей. В рабочей группе, созданной при правительстве Вологодской области, мне сказали, что именно за эти годы журналы и не нашлись. Очень странно. Куда же они подевались?

Щи щавелевые, щи крапивные



Памятник погибшим в годы Великой Отечественной местным жителям в селе Горицы имеется. Энтузиасты ратуют за сооружение монумента похороненным здесь инвалидам войны / Фото: УЛЬЯНА БАЛАШОВА


Книга Кочергина и общественное внимание к дому инвалидов, который, к слову, был закрыт в 1972 году (в последние годы в нем содержались душевнобольные), разбудили и местные краеведческие силы. Если еще недавно на уроках по краеведению история Горицкого монастыря завершалась словами учителя о его закрытии в 1932 году и возобновлении богослужений в 90-х годах, то последние несколько лет ученики горицкой школы пишут сочинения на тему «Монастырь в годы войны». И даже читают об этом доклады на областных исторических конференциях.

– Почему монастыри стали домами инвалидов? Наверное, из-за своей огромной территории, – рассуждает учитель истории местной школы Вера Погодина. – Где еще в сжатые сроки разместишь такое большое число людей? К тому же монастыри, как правило, располагаются на берегах водоемов, и подвозить пациентов удобнее. Известно, что к горицкой пристани причаливали баржи, переполненные инвалидами.

Ни один из юных (и тех, что постарше) исследователей на пути исторических изысканий не миновал ветхого домишка горицкой жительницы Нины Александровны Котовой, которая полвека назад работала в доме инвалидов медсестрой. 90-летняя женщина осталась последней в округе свидетельницей и участницей описанных Кочергиным событий. Остальные слушатели и участники хора «самоваров» либо покинули село в 60-е годы после затопления части Гориц водами Волго-Балтийского канала, либо уже перешли в мир иной. Последний пациент инвалидного дома, Владимир Мартьянов, скончался пять лет назад. Несмотря на раненую руку и потерю ноги много лет отработал зоотехником.

Мы застали Нину Александровну за ремонтом одной из медалей, которую она обычно носит на выходной кофте. На днях ее пригласили в школу для выступления, и старушка к нему готовится. Для нее это крупное событие, оторвавшее от любимого майского занятия – подсчета туристических и грузовых судов, проходящих под окном по Волго-Балту.

– Много их было, и разные они были, – рассказывает об инвалидах Нина Александровна, которая юной девушкой устроилась работать медсестрой в дом инвалидов во время войны. – У кого руки нет, у кого ноги, а у кого и обеих ног, так и катались на колясочках. Те, кто мог, работали на подсобном хозяйстве. Там в монастыре были грядки разбиты, а еще скотный двор и конюшня. Тех, кто помоложе, отправляли учиться в Кириллов и другие города – на сапожника или гармонщика (гармони делать и чинить). А безногие, которые на каталках, ничего не делали – катались по деревне с папиросками в зубах.

О существовавших в доме инвалидов (Нина Александровна называет его «индомом») правилах и особенностях можно судить по спискам, «добытым» историком Виталием Семеновым. Один «выбыл по собственному желанию», другой «переведен в психбольницу», третий «исключен за самовольную отлучку», четвертый «осужден». Причины «выбытия» не поражают разнообразием. Чаще всего это смерть от туберкулеза или простуды, также нередко встречается классическое «умер от ран». Несколько инвалидов утонуло, есть и пропавшие без вести.

По воспоминаниям Нины Александровны, в 40-е и 50-е годы инвалиды в индоме делились на «отечественников» и «общий тип». Ко второму относились травмировавшиеся во время мирных занятий и одинокие вдовы, потерявшие мужей на войне.

– «Отечественников» кормили лучше, – рассказывает она. – Деревенские не всегда так питались, как они. Хлеб, каша, молоко, щи – шесть дней в неделю пустые, один день с мясом. Да и щи-то не из крапивы, как «общему типу», а из щавеля. И корпуса у них были свои, отдельные. В каждой палате по 10–12 человек помещалось.

В 1947 году тяжело пришлось всем горицким обитателям. Этот год запомнился Нине Александровне особенно лютым голодом. «Пациенты умирали каждый день, иногда по нескольку человек. Возили их на кладбище на лошади, не успеет лошадь вернуться, а уже снова надо ехать».



На этом берегу реки Шексны, на котором стоит Горицкий монастырь, согласно рассказу Эдуарда Кочергина, и выступал хор «самоваров» / Фото: УЛЬЯНА БАЛАШОВА


– Пациенты индома умирали чаще, чем местные, – вспоминает уроженка Гориц Евгения Волкова, которой на момент окончания войны было 13 лет. – И дело не в питании. Мы тоже, например, в военные годы настоящего черного хлеба не ели почти пять лет. Покупали черную муку, разводили ее водой, лепешка лепилась с огромным трудом. Но были вместе, помогали и поддерживали друг друга. А инвалиды – бессемейные, одинокие, сами себя обслужить не могли, а медсестер не хватало.

Кадровые сложности с персоналом Нина Котова подтверждает, но обижается, когда инвалидный дом называют местом ссылки, и вспоминает о том, что брали сюда не всякого. На территории монастыря было чисто («не как сейчас – стройку и грязь развели»), высаживались цветы, пели птицы.

– Обиженных среди инвалидов я не помню, – говорит Нина Александровна. – Когда выпьют, войну, ранения свои да семьи вспоминают, плачут, конечно. Но ведь многие из тех, кого присылали, были молодые ребята. И что из того, что без ноги или руки. В клуб ходили, с девчатами гуляли. Лихие были парни – гармонь возьмут, как запоют, полдеревни зрителей соберут. Они даже в самодеятельности участвовали. Старичков разных играли или в массовке участвовали.

После войны мужчин в Горицах и окрестностях, как и во всей стране, было мало, и лихие ребята с гармошкой и профессией попали в категорию завидных женихов. Многие инвалиды обзавелись семьями и покинули интернат. «А вы не отвечали на ухаживания пациентов?» – поинтересовались мы у бывшей медсестры Нины Котовой. «Так ведь мой муж тоже из «отечественников», – со слезой в голосе ответила старушка…

Из книги Эдуарда Кочергина «Ангелова кукла. Рассказы рисовального человека»:

«Через малое время после кончины усатого вождя началось массовое изгнание военно-инвалидных калек с наших островов. Их переселяли в специально созданные в бывших монастырях дома инвалидов далеко за пределы Питера. Наш Василий Петроградский был устроен в особый дом инвалидов для полных обрубков, располагавшийся в бывшем женском Воскресенском монастыре в Горицах, что на реке Шексне на Вологодчине. По прибытии в Горицы наш Василий Иванович не только не потерялся, а даже наоборот, окончательно проявился. В бывший женский монастырь со всего Северо-Запада свезены были полные «обрубки войны», то есть люди, лишенные абсолютно рук и ног, называемые в народе «самоварами». Так вот, он со своей певческой страстью и способностями из этих остатков людей создал хор – хор «самоваров» – и в этом обрел свой смысл жизни. Начальница «монастыря» и все ее главные врачи-санитары с энтузиазмом приветствовали инициативу Василия Ивановича. Сестры-санитарки во главе с врачихой по нервам вообще боготворили его и считали спасителем от страстных посягательств несчастных молодых мужских туловищ на их собственные персоны. Летом дважды в день здоровые вологодские бабы выносили на зелено-бурых одеялах своих подопечных на «прогулку» за стены монастыря, раскладывая их среди заросшей травой и кустами грудины круто спускавшегося к Шексне берега. Самым верхним клали запевалу – Пузырька, затем – высокие голоса, ниже – баритоны, а ближе к реке – басы. Вечером, когда у пристани внизу пришвартовывались и отчаливали московские, череповецкие, питерские и другие трехпалубные пароходы с пассажирами на борту, «самовары» под руководством Василия Петроградского давали концерт. После громогласно-сиплого «Полундра! Начинай, братва!» над вологодскими угорьями, над стенами старого монастыря, возвышавшегося на крутизне, над пристанью с пароходами внизу раздавался звонкий голос Пузыря, а за ним страстно-охочими голосами мощный мужской хор подхватывал и вел вверх по течению реки Шексны морскую песню:

Раскинулось море широко,
И волны бушуют вдали…
Товарищ, мы едем далеко,
Подальше от этой земли…

А хорошо прикинутые, сытые «трехпалубные» пассажиры замирали от неожиданности и испуга от силы и охочести звука. Они вставали на цыпочки и взбирались на верхние палубы своих пароходов, стараясь увидеть, кто же производит это звуковое чудо. Но за высокой вологодской травою и прибрежными кустами не видно обрубков человеческих тел, поющих с земли. Иногда только над верхушками кустов мелькнет кисть руки нашего земляка, создавшего единственный на земном шаре хор живых торсов. Мелькнет и исчезнет, растворившись в листве. Очень скоро молва о чудесном монастырском хоре «самоваров» из Гориц, что на Шексне, облетела всю Мариинскую систему, и Василию к питерскому титулу прибавили новый, местный. Теперь он стал зваться Василием Петроградским и Горицким. А из Питера в Горицы каждый год на 9 мая и 7 ноября присылались друзьями коробки с его любимым «Тройным» одеколоном, пока майской весною 1957 года не вернулись они назад, на Татарский переулок, что на Петроградской стороне, «за отсутствием адресата».


 
PilotДата: Воскресенье, 10.04.2016, 17:25 | Сообщение # 54
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 11199
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов
Статус:


Без слов!
Прикрепления: 9542934.jpg(70Kb)


 
PilotДата: Воскресенье, 08.05.2016, 12:37 | Сообщение # 55
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 11199
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов
Статус:
ПРО ВЕТЕРАНОВ ПОМНЯТ ПАРУ ДНЕЙ В ГОДУ, А ПОТОМ ПУСКАЙ ХОТЬ НА ПОМОЙКЕ ЖИВУТ – РОССИЙСКИЙ ФОТОГРАФ


08.0512:12



Буквально на днях довелось присутствовать на поздравлении ветеранов с наступающим праздником. У нас имелся перечень адресов, и куча подарков, которые им следовало вручать. Список был длинный, адресов было много, и разумеется все они находились в разных концах города. Начали мы рано утром, и нам очень хотелось закончить до вечера, так что мы врывались лихим кавалерийским наскоком, девочки вручали подарки, расцеловывали ветерана, и мы молниеносно скрывались, торопясь на следующий адрес.

Со своим неожиданным визитом мы заставали их врасплох, в скромной домашней одежде, без орденов и медалей. В обычный день на улице ты проходишь мимо такого человека, даже не оборачиваясь – ну подумаешь, старичок. Что на него смотреть? И в голову не приходит задуматься о том, что за плечами этого человека целая жизнь, и как минимум пять лет этой жизни украла война. А когда вот так вот, адресно, глаза в глаза, ты видишь этих людей одного за другим, в голове сам собой складывается портрет среднестатистического участника войны.

Они конечно же все разные, некоторые бодрячком, возятся по хозяйству, а некоторые уже лежат, и плохо понимают происходящее. Но пожалуй есть общие черты, встречающиеся у каждого из них. Они совершенно спокойно открывают дверь незнакомым людям, и приглашают войти. Никакой настороженности, подозрительности, они радостно улыбаются гостям. И все как один просили не уходить, побыть ещё немножечко. Им ни к чему были подарки, которыми от них по случаю праздника отделалась городская администрация, им было дорого внимание. Им хотелось просто пообщаться, поговорить. Они провожали нас до дверей, и смотрели, смотрели вслед, забыв про подарки.

И я понял, почему меня так раздражает День Победы, или точнее, его празднование. Официальная позиция государства в данном вопросе такова, что об участниках Войны помнят лишь пару дней в году, вытаскивают их на лобное место, усаживают, чествуют, хвалят, говорят что помнят их заслуги. Но стоит праздникам закончиться, как о них снова напрочь забывают. Никому они не нужны, никому до них нет дела. Они могут жить хоть на помойке, никто и не почешется.

А всё потому, что на девятое мая ветераны – не главное. Главное в этот день – это наша радость по поводу победы. Именно радость. Не те уроки, которые мы можем из вынести из событий тех лет, не те потери, о которых мы сожалеем, а именно радость и гордость за то, что “мы” победили. И ничего, что от тех, кто прошёл эту войну с оружием в руках, нас отделяет пара поколений. Всё равно эта победа наша. И Крым наш. Мы так решили. Победа деда – моя победа. И ниипёт!

В нашей стране День Победы давно уже перестал быть праздником, и превратился даже не в традицию, а в какой-то священный обряд. И вполне закономерно, что дети, мозги которых ещё не засраны пропагандой, и хорошо чувствуют фальшь и декоративность этого мероприятия, воспринимают его как карнавал, как некий аналог государственного Хэллоуина. Именно из-за этого случилась история про мальчика, который сказал родителям, что на Новый год он оденется ветераном. Ребёнок не виноват, он просто воспринимает День Победы как костюмированное представление, подсознанием чувствуя, что всё это не всерьёз, а понарошку.

Весь этот праздник служит одной-единственной цели, с его помощью наше правительство старается убедить нас в том, что эта далёкая победа, которой уже без малого сто лет, и по сей день неопровержимо свидетельствует о том, что Россия – великая и непобедимая страна. И ничего, что с тех пор мы проиграли все войны, какие только можно, включая экономическую, всё равно с экрана телевизора нас продолжают кормить агитационной баландой, уверяя нас в том, что МЫ ПОБЕДИЛИ. И никто не вспоминает о том, что те люди, которые собственно и принесли нам эту Победу, живут во много раз хуже побеждённых. Никто не сравнивает пенсию российского солдата, прошедшего всю Великую Отечественную, и пенсию ветерана Люфтваффе. Ведь главное, что мы тогда победили, да? Так мы по этому случаю сейчас как забульбеним салют! Такой, чтобы всё небо горело, от края и до края! А что, имеем право! Пусть ветераны тоже посмотрят, ведь это же всё для них!

И вот что ещё как мне кажется случится очень скоро – обещание обеспечить каждого ветерана достойным жильём вот-вот будет выполнено! Но не потому, что наш обожаемый лидер отвлечётся от устроения военных конфликтов за рубежом, и выделит на эту программу какие-то средства, а только потому, что участников войны остаётся всё меньше. И вот когда это случится, когда умрут почти все, вы увидите, с какой пеной у рта станет бахвалиться российское телевидение, смакуя эту новость:

– “У нас каждый ветеран Великой Отечественной обеспечен персональным жильём!”
– “Обещание президента выполнено!”

– “Ветераны плачут от счастья, и благодарят Владимира Владимировича за заботу!!”

А ещё лучше будет, когда ветераны вообще все умрут, и перестанут требовать к себе хоть какого-то внимания. Тогда в преддверии девятого мая можно будет со всей силой отдаться той радости, что ежегодно с головой захлёстывает наш народ, и ликуя ходить по улицам, и петь песни. И радоваться, радоваться, радоваться. Вставить цак, и радоваться. Пэжэ сказал радоваться, а нам что? – мы радуемся!

Источник


 
PilotДата: Вторник, 10.05.2016, 21:09 | Сообщение # 56
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 11199
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов
Статус:
91-ЛЕТНЯЯ РОССИЯНКА-ВЕТЕРАН 9 МАЯ УМЕРЛА ОТ ГОЛОДА


10.05 20:50



9 мая в российском городе Волхов в Ленинградской области умерла 91-летняя женщина-ветеран, которая была заперта внучкой в квартире и трое суток пролежала под дверью без воды и пищи.

Об этой трагедии сегодня рассказало российское издание 47news, сославшись на родственников пенсионерки.

Клавдия Малашкина скончалась в реанимации в День победы. По предварительным данным, причиной смерти стала сердечная недостаточность.

Пенсионерка была госпитализирована 6 мая. Дверь вскрыли спасатели, которых вызвали услышавшие ее стоны соседи. Сотрудники МЧС обнаружили у входа женщину, обездвиженную инсультом.

В соцслужбе рассказали, что ветераном не занимались, поскольку она не написала необходимое для этого заявление.

По словам соседей, 40-летняя внучка Малашкиной употребляет алкоголь и периодически куда-то пропадает. 7 мая сообщалось, что полиция приступила к ее поискам.

“Внучка так бухала за победу и дедов, что забыла про бабку”, — комментируют новость в Twitter Сталингулаг.

Ну, и как тут не согласиться с утверждением авторов свежей статьи в литовском издании Delfi, что «русский мир — исчадие ада»?

Это вопрос, конечно, риторический…

Напомню, вчера на «5 канале» показали репортаж с украинской экс-узницей фашистского концлагеря Освенцим Анастасией Гулей. Эта бодрая и необычайно активная для своего возраста женщина рассказала, что она очень рада, что пережила издевавшихся над нею в концлагерях фашистов. «Надеюсь пережить еще одного — Путина», – призналась онаосвоей мечте в конце репортажа.


 
PilotДата: Воскресенье, 15.05.2016, 20:04 | Сообщение # 57
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 11199
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов
Статус:
Спасибо за победу сказали? Сказали. Ступай с богом, свободен!



Очередная победная вакханалия прошла, а многие настоящие ветераны так и остались у разбитого корыта

Власти города Сочи отказали восьмидесятидевятилетней Нине Курило, бывшей узнице немецких концлагерей, в представлении жилья.

В ее старом, разваливающемся доме нет канализации, зимой отопление работает с перебоями. Представители властей заявили, что выдают квартиры только дедам, погибших за победу, а бабам, пусть даже и узницам концлагерей, квартира не положена.

Не дают ни квартиры, ни нового дома восьмидесятидевятилетнему ветерану войны и инвалиду второй группы Устину Калуцкому, проживающему в хуторе Колодезный Белгородской области.

Может, если бы Устин жил в Сочи, ему бы и дали, но он, увы, живет в Белгородской области. И на все просьбы улучшить жилищные условия местные власти его посылают… ему посылают письма с поздравлениями с победой.

А он участвовал в штурме Берлина, имеет награды: медали «За отвагу», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина» и орден Отечественной войны.

И то верно, спасибо дедам за победу уже сказали, а за одну квартиру или дом можно сотни плакатов для акции «Бессмертный полк» напечатать, да пару километров георгиевской ленточки в Китае заказать.

Источник


 
Форум » Обсуждение новостей, статей, публикаций, книг » Курилка » Забытые победители (Стыдно до слёз.....)
Страница 6 из 6«123456
Поиск:


АВИАТОРЫ © 2009-2016 © УКРАИНА