Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас ГостьТЫ можешь стать АВИАТОРОМ | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Сторінка 2 з 5«12345»
Форум » Социальный блок » Болталка социальная » Ложь и правда российской истории (Мнения, суждения, доводы)
Ложь и правда российской истории
PilotДата: Субота, 30.01.2016, 12:38 | Сообщение # 11
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 12032
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов За 11000 Постов За 12000 Постов
Статус:
Страна Моксель ч. 2, гл. 5 (начало)


Владимир Белинский
Роман-исследование


Часть вторая
Откуда есть и пошла Москва и Московия
5


11 декабря 1241 года умер Великий Хан Угедей, третий сын Чингисхана, правивший Монгольской Империей с 1229 года, то есть после смерти отца.

Хан Батый, внук Чингисхана, руководивший татаро-монгольскими войсками, терзавшими в те годы Европу, вынужден был вернуть войска в Поволжье, дабы весь род Чингисидов и знать Империи имели возможность принять участие в избрании нового Великого Хана.
Появившись к концу 1242 года в низовьях Волги, Батый сразу же вызвал для отчета всех своих удельных улусных правителей.



Вот как об этом поведал нам Н.М.Карамзин, великий мастер "примеса лжи".

"Никто не дерзал ему (Батыю.- В.Б.) противиться, народы, Государи старались смягчить его смиренными Посольствами и дарами. Батый звал к себе Великого Князя. Ослушание казалось Ярославу неблагоразумием в тогдашних обстоятельствах России (это Моксель уже стала Россией.- В.Б.), изнуренной, безлюдной, полной развалин и гробов... Великий Князь отправился со многими Боярами в стан Батыев, а сына своего, юного Константина, послал в Татарию к Великому Хану Октаю".
/ Н.М.Карамзин "История...", том 4, стр.175./

Как видим, очень много "примеса лжи" подбрасывал "сказатель истории" в свое повествование. Ложь состоит в том, что сын князя Ярослава находился не в Каракоруме у Великого Хана, а у Батыя. Данный факт подтвердил лично Плано Карпини. Его слова приводились ранее. А во-вторых, Константин не был старшим сыном Ярослава, то есть он не мог быть заложником - аманатом.

Сказано мимоходом, мол, взял да послал ребенка в Каракорум, куда можно было направиться, только имея письмо Хана Батыя, дабы на промежуточных пунктах - "ямах", получить еду и лошадей. Даже направлявшиеся с такими письмами гибли в дороге сотнями. Послушайте свидетеля того времени Плано Карпини.

"После этого мы въехали в землю Кангитов, в которой, в очень многих местах, ощущается сильная скудость в воде, даже и населенiе ея немногочисленно из-за недостатка в воде. Поэтому люди князя... Ярослава, ехавшiе к нему в Татарскую землю, в большом количестве умерли в этой пустыне".
/ Плано Карпини "История Монгалов", стр.50/.

В "писаниях" Н.М.Карамзина постоянно возникает масса великих "недоразумений". Но вскоре мы убедимся, что в этой первоначальной родословной будущей Московии ложь сидит на лжи, притом откровенная. Послушаем "великого сказателя" далее.

"Батый принял Ярослава с уважением и назвал Главою всех Князей Российских, отдав ему Киев... (Вот она, вечная мечта великороссов! - В.Б.). Так государи наши торжественно (в ярме и на коленях, но торжественно! - В.Б.) отреклись от прав народа независимого и склонили выю под иго варваров. Поступок Ярослава служил примером для Удельных Князей Суздальских...(которые) били челом надменному Батыю, чтобы мирно господствовать в областях своих".
/ Н.М.Карамзин "История...", том 4, стр.175-176./

Я надеюсь, читатель понимает смысл "исторического словоблудия", ведь князь Ярослав, получая ярлык на "стол" и, ползая в ярме, вдруг помимо земли Моксель получил в придачу еще и Киев, то есть всю Киевскую Русь.

О Владимирском ярлыке Н.М.Карамзин даже позабыл упомянуть, до такой степени вошел в экстаз: все отдал "великий отец" Батый великороссам, - и Киев, и "Главенство всех князей Российских". Глядите, какими великими были будущие великороссы уже в 1243 году! Горько и стыдно читать эту глупость мастера "примеса лжи".

Однако случилось великое недоразумение. Очередное. За князем Ярославом последовали одни лишь удельные суздальские князья, остальные то ли не уважили Батыя, то ли - самого Ярослава. Довольно странно! Но весь фокус состоял в том, что сам Ярослав Всеволодович, получив, по Карамзину, - Киев, не выполнил повеления Хана "воссесть в Киеве", а отчего-то оказался во Владимире Суздальском.

Вот они, "примеси лжи" великороссов. Но, как читатель понимает, сии перлы не самые худшие. Встречаются похлеще. Ложь о получении Ярославом Всеволодовичем ярлыка на Киевский стол опровергается на следующей странице самим Н.М.Карамзиным.
Послушаем:

"Ярослав простился навеки с любезным отечеством, сквозь степи и пустыни достигнув до Ханского стана, он в числе многих иных данников смирялся пред троном Октаева наследника (Гуюком. - В.Б.)... и, получив милостивое дозволение ехать обратно, кончил жизнь на пути... Верные Бояре привезли его тело в столицу Владимирскую. Говорили, что он был отравлен... Но Моголы, сильные мечом, не имели нужды действовать ядом, орудием злодеев слабых. (И вот ниже следует признание ранее запущенной лжи! - В.Б.). Мог ли Князь Владимирской области казаться страшным Монарху (Гуюку. - В.Б.), повелевавшему народами от Амура до устья Дунайского?".
/ Н.М.Карамзин "История...", том 1V, стр.176. /

Великие князья Киевские, Черниговские, Галицкие, Волынские и т.д. получат свои ярлыки самостоятельно.

С этого времени великороссы потеряли даже возможность запускать "примес лжи" о принадлежности земель Киевской Руси Суздальскому князю.

Н.М.Карамзин, правда, еще один раз попытался запустить эту лживую мыслишку, передав от имени Хана "ярлык" на Киев князю Александру, так называемому Невскому. Но и там ложь была видна невооруженным взглядом.

Несколько столетий великороссы перестали посягать на владения Киевской Руси, превратившись в рядовой Улус Золотой Орды.

Пока же, по хронологии давних исторических событий, мы находимся в преддверии появления Московии, и великорусские "сочинители истории" вылезали из кожи, дабы "подвязать" Великий Киев к Залешанской земле. Даже на татаро-монголов пытались ссылаться, мол, глядите, - монгольские Монархи нам отдавали Киев.

Ложь, как видим, очевидная. Но что попишешь, ложь запущена, и великороссам от нее трудно отказаться.

Вернемся все же в 1246 год. Ярослав Всеволодович и бояре по велению Батыя, и по законам Империи, направились в Каракорум, чтобы "преклонить выю" перед новым Великим Ханом.

В это время все управители Улусов съезжались в столицу Империи Каракорум, так как прямым потомкам Чингисидов и полководцам предстояло избрать Великого Хана.
К концу лета 1246 года Великим Ханом был избран Гуюк, внук Чингисхана.

Я не стану описывать торжества, происшедшие в столице Каракорум. Скажу лишь, что и Суздальский князь принимал в них участие, стоял в толпе у ограды Великой Юрты. Князья втягивались в жизнь Империи, перенимали повадки, обычаи и традиции.
Есть исторический свидетель, оставивший дневники, побывав в 1246-1247 годах в татаро-монгольской Империи у Батыя в Сарае, и у Великого Хана в Каракоруме. Им стал посланец Папского престола Плано Карпини. Его свидетельства уникальны и бесценны для потомства.

Вот что нам поведал Иоани де Плано Карпини.
"В то же время умер Ярослав, бывший великим князем... Он только что был приглашен к матери Императора, которая...дала ему есть и пить из собственной руки; и он вернулся в свое помещение, тотчас же занедужил и умер, спустя семь дней, и все тело его удивительным образом посинело".
/ Плано Карпини "История Монгалов", стр. 57./

Великорусские "сказатели истории" говорят, мол, князь всего лишь "занедужил" в Каракоруме, а умер в дороге. Но подобные финты мы стали различать, и знаем, зачем они подбрасывались в историю.

Хочу обратить внимание читателя на события, предшествовавшие 1246 году.
Еще во время похода в Европу (1240-1242 годы), Батый резко повздорил с Гуюком, бывшим в его подчинении. Отстранил его от командования корпусом и отправил к отцу. Аналогично он поступил и со вторым своим двоюродным братом - Бури.

Послушаем профессора Л.Н.Гумилева.
"Во время похода Батый рассорился со своими двоюродными братьями, Гуюком, сыном самого верховного хана Угедея, и Бури, сыном великого хранителя Ясы Чагатая. Отцы стали на сторону Батыя и наказали опалой своих зарвавшихся сынков, но когда умер в 1241 г. Угедей и власть попала в руки матери Гуюка, Ханши Туракины, дружины (корпуса. - В.Б.) Гуюка и Бури были отозваны...".
/ Л.Н.Гумилев "В поисках...", стр. 284./

Очень интересно и важно, что на курултае по избранию Верховного Хана, состоявшегося осенью 1246 года, не присутствовал лично Хан Батый. Он знал, что грозило ему в Каракоруме. Батыя там ожидала смерть. Все противники Хана подлежали уничтожению согласно Ясы (законы Чингисхана).

Вот как об этом донес нам Плано Карпини.
"Там они разделились, и мать Императора пошла в одну сторону, а Император в другую, для производства суда. Была схвачена тетка нынешняго императора, убывшая ядом его отца в то время, когда их войско было в Венгрiи, откуда вследствiи этого, удалилось вспять войско, бывшее в вышеупомянутых странах. Над ней и очень многими другими был произведен суд, и они были убиты".
/ Плано Карпини "История Монголов", стр.56-57./

Отравив князя Ярослава, Великий Хан, таким образом, выразил ненависть, которую испытывал к Батыю, за свое унижение. Суздальский князь Ярослав стал всего лишь пешкой в начавшемся противостоянии между Гуюком и Батыем.
Пойдем дальше в изложении событий.

"В 1247 году великим князем владимирским стал Святослав Всеволодович, младший брат Ярослава...Александру (Невскому. - В.Б.)... досталась...Тверь. Но в конце того же года (1247 год) Александр и его брат Андрей отправились к Батыю...От Батыя оба брата направились в Каракорум, откуда вернулись на Русь ("сказатели истории" без зазрения совести земли племен Моксель называют Русью. - В.Б.) только в конце 1249 года".
/ Журнал "Родина" №11, 1993 год, стр.29./

В этой цитате два факта - правды, остальные - обычная ложь. Действительно, в 1247 году Батый выдал ярлык на Владимирский стол младшему брату Ярослава - Святославу. И, действительно, братья Андрей и Александр, сыновья Ярослава, "задержались" в Орде до конца 1249 года. Но совсем по другой причине. Отправиться же в Каракорум без разрешения Батыя никто не посмел. Обычный русский миф!

Именно так преподнес события и Карамзин. И в этом случае необходимо проследить события того времени, дабы сами по себе отсеялись семена от плевел.

Русские историки пытались внушить нам, что, оставшись недовольными полученными удельными наделами, братья Андрей и Александр направились в конце 1247 года в ставку Батыя оспаривать у дяди великокняжеский стол. Такая ложная мысль существует в русском обиходе.

Я не ведаю, были довольны или нет братья полученными наделами. Здесь суть - не важна. Неправомерная сама постановка вопроса о поездке ради великокняжеского стола. В поездке к Батыю, а не в Каракорум, совсем иной мотив, да и участников было не двое, а- один. Второй из братьев, как мы помним, находился у Батыя в заложниках еще с 1238 года.

Итак, какой еще неоспоримый исторический факт "обволокли" мифами русские "сказатели истории"?

Как увидим далее, им стал факт нахождения старшего сына Ярослава в аманатах (заложниках) у Хана Батыя. Очень уж не хотелось великорусским правителям поведать потомкам и человечеству настоящую правду по сему вопросу.

Вернемся к тем далеким временам.
К концу 1247 года резко обострилось противостояние двух блоков Империи Чингисидов, группирующихся вокруг Батыя и Мунке (по иному, - Менгу) - с одной стороны, и Гуюкам и Бури - с другой. Это не простые вымыслы исследователей. Нет! Об этих событиях поведал лично Рубрук.

"Всетаки здесь я расскажу вам, что случилось с родством Кен-хана (Хан Гуюк. - В.Б.), его сыном и женами. По смерти Кен-хана, Батый пожелал, чтобы Мангу (Менгу, Мунке, одно и то же. - В.Б.) был ханом. О смерти же самого Кена я не мог узнать ничего достовернаго. Брат Андрей (священник, живший в Каракоруме.- В.Б.) говорил мне, что Кен (Гуюк. - В.Б.) умер от одного врачебнаго средства, даннаго ему, и подозревал, что это средство приказал приготовить Батый. Однако я слышал другое. Именно Кен сам позвал Батыя, чтобы тот пришел поклониться ему (еще одно свидетельство, что Батый не присутствовал на курултае при избрании Гуюка Великим Ханом и не приносил ему присяги в 1246 году. - В.Б.), и Батый пустился в путь с великою пышностью. Однако он сам и его люди сильно опасались(!!!), и он послал вперед своего брата, по имени Стикана, который, прибыв к Кену (Гуюку. - В.Б.), должен был подать ему чашу за столом, но в это время возникла ссора между ними, и они убили друг друга. Вдова этого Стикана удержала нас на один день, прося войти в ея дом и благословить ее, то есть помолиться за нее. Итак, по смерти Кена (Гуюка. - В.Б.), был по желанiю Батыя избран Мангу...".
/Вильгельм де Рубрук "Путешествiе...", стр.113-114./

Естественно, готовясь к противостоянию с Гуюком, Батый в 1247 году затребовал к себе в ставку всех удельных улусных наместников с дружинами (войском). Началась жестокая схватка Чингисидов за титул Верховного Хана, хотя осенью 1246 года титул и прибрал к рукам Гуюк.

Верховный Хан Гуюк пожелал расправиться со своим главным противником и обидчиком - Батыем. Он не позабыл своего унижения.

Послушаем историка Л.Н. Гумилева, как он излагает те далекие события.
"Гуюк встал во главе стотысячного войска... Сыновья погибшего (Ярослава. - В.Б.), Александр Невский и Андрей... активно поддержали Бату, что тот в 1248 г. имел... возможность выступить походом на восток против великого хана. Гуюк двинулся ему навстречу, но по дороге умер при невыясненных обстоятельствах".
/ Л.Н.Гумилев "В поисках...", стр.173./

Как видим, противостояние между Батыем и Гуюком действительно имело место.
Не стоит всерьез воспринимать очередную порцию "примеса лжи" о паритетном взаимодействии Хана Батыя с сыновьями отравленного князя Ярослава. Это всего лишь очередной миф-хотение. Читатель понимает - Суздальские князья не могли собрать в 1247 году значительные военные силы. Да и были в те годы они всего лишь холуями татаро-монгольской знати. Но сам факт их военного участия на стороне Батыя говорит о многом: уже в те годы Суздальские княжества - улусы включились в активную жизнь Империи, куда вошли после 1238 года.

Если же говорить о военной силе Батыя, то стоит помнить, что в состав Джучи-улуса входили народы от Иртыша до Карпат, и Батыю не составляло труда призывать "на свою сторону" войска.

Великорусские "сочинители истории" очень старались избегать упоминать об участии суздальских дружин во внутриимперских разборках. Этим пытались убедить читателей, что суздальские, а позже московские князья оставались вне татаро-монгольского государства. Однако, это всего лишь очередное измышление. Князья племен: мокши, муромы, веси, мери, мещеры и т.д., которым позже великороссы присвоили название "Ростово-Суздальской земли", на сотни лет стали младшими родичами в новом своем Отечестве - Золотой Орде. Приняв же участие в военном походе Батыя, Андрей и Александр, так называемый Невский, оказались в той "игре" на стороне победителя, что и определило их дальнейшую судьбу. В противном случае были бы уничтожены, как уничтожили в 1251 году всех сторонников Гуюка.

Этот период российской истории особенно сильно начинен "изначальной ложью". "Примес лжи" туманом заволакивает повествование и факты; запутывает и искажает ход событий, их причины и следствия; откровенно замалчивает годы и имена участников событий.

Но вернемся к исторической канве повествования. Как видит читатель, братья не могли раньше конца 1249 года появиться в земле Ростово-Суздальской, среди своего народа Моксель. Лишь после смерти Гуюка, последовавшей в 1248 году, и после "утряски" всех спорных вопросов, убедившись, что не осталось угрозы, Батый вернул войска домой.

И здесь появился очередной миф в российской истории. Братья Александр и Андрей вместе вернулись в Сарай, однако, великокняжеский Владимирский стол, отчего-то, получил не старший - Александр, а младший - Андрей. Опять загадка! Великороссы, как обычно, тут же подбросили "примес лжи".

Послушаем великого мастера "примеса лжи".
"Наконец Александр и брат его (Андрей. - В.Б.) благополучно возвратились от Великого Хана, который столь был доволен ими, что поручил Невскому всю южную Россию (то есть Киевскую Русь. - В.Б.) и Киев, где господствовали чиновники Батыевы. Андрей же сел на престоле Владимирском".
/ Н.М.Карамзин "История...".- Том IV, стр. 193./



Оказывается, как и отец, князь Александр получил во владение "всю Южную Россию и Киев". Но что странно - не поехал туда "править". Отказался повиноваться и Великому Хану и самому Батыю. Я хочу лишь напомнить, что под словом "править" необходимо понимать - повиноваться Хану.

Но тот же Карамзин и глазом не повел, когда на соседней странице сам же опроверг свою ложь, поведав нам о Великом князе "Южной России" - Даниле Галицком. Что интересно, и путешественник Плано Карпини в своих дневниках опроверг эти лживые измышления "сказателей истории, преимущественно России", оставив человечеству свидетельство не о мифическом великом князе "Южной России" - Александре, так называемом Невском, а об истинном ее хозяине в те годы - Данииле Галицком, носившем титул "Короля Киевской Руси".

Послушаем дневниковую запись Плано Карпини, приведенную Н.М.Карамзиным.
"Но Батый сказал, что он не может ничего прибавить к ответу Хана и дал нам пропуск, с коим мы благополучно доехали до Киева, где считали нас уже мертвыми, равно как и в Польше. Князь Российский Даниил и брат его, Василько, оказали нам много ласки в своем владении".
/Н.М.Карамзин "История..." том 4, стр. 185./

И ложь улетучилась. Я надеюсь, читатель понимает, - после этих слов добавлять ничего не стоит.

Но отчего великорусская элита так усердно цеплялась за великокняжеский Киевский титул, приписывая его сначала Ярославу Всеволодовичу, а позже - сыну Александру Невскому?

Ответ здесь очень прост. Именно сын Александра Невского вскоре сядет на Московский стол. И московитам очень хотелось, чтобы их первые князья одновременно владели Киевским княжеским титулом. Мол, глядите: мы приняли Киевский стол по наследству, даже татаро-монголы это понимали и не перечили.

Еще одна изначальная ложь, запущенная великороссами в Историю.

Итак, что значит сам по себе факт получения титула великого князя Владимирского - Андреем?

В этом случае либо князь Андрей был старшим братом по отношению к Александру, либо Александр продолжал сидеть заложником при ставке Хана Батыя. И первая, и вторая версии могли бы иметь право на жизнь. "Примеса лжи" запущено настолько много, что исключить любой вариант было бы очень сложно. Однако оба варианта не могли совпадать.

Мысль о старшинстве князя Андрея логична и доказуема еще вот с какой стороны. Послушаем профессора В.О. Ключевского:

"...дети Всеволода (Большое Гнездо. - В.Б.) сидели на владимирском столе по порядку старшинства: сначала Константин, потом Юрий, за ним Ярослав, наконец, Святослав. Та же очередь наблюдалась и в поколении Всеволодовых внуков. Так как в борьбе с татарами пали все сыновья старших Всеволодовичей Константина и Юрия..., то владимирский стол по очереди перешел к сыновьям третьего Всеволодовича Ярослава: из них сидели во Владимире...(второй сын? - Андрей), старший (?) Александр Невский, потом третий Ярослав тверской, за ним младший Василий кострамской...".
/В.О.Ключевский "О русской истории", стр. 121./

Гляди, читатель, очередность старшинства при занятии Великокняжеского Владимирского стола соблюдалась среди ряда князей в 9 (девять) человек. Однако с назначением Андрея Великим Владимирским князем произошла то ли ошибка, то ли все произошло вполне естественно.

Я попытался выяснить год рождения князя Андрея Ярославовича и уткнулся в знак вопроса. В справочнике "Литература и культура Древней Руси", на странице 250, вместо года рождения князя, стоит жирный вопросительный знак.

Кстати, и год рождения Александра, так называемого Невского, в русской истории установлен приблизительно и подогнан под "Невскую битву". Все эти манипуляции проделаны неспроста и имели вполне конкретную цель - приписать Александру лишний десяток лет. Вскоре к этой мысли нас приведут и другие странные совпадения.

Уважаемый читатель, наконец, мы ставим тот вопрос, о котором упоминали давно:
- Кто находился в заложниках у Хана Батыя с 1238 года? Как имя этого человека?

При исследовании данного вопроса необходимо помнить, что в заложниках мог находиться не просто один из сыновей князя, как нам вскользь намекает "сказатель" Н.М. Карамзин, а только- первый прямой наследник князя Ярослава Всеволодовича. Татаро-монголы очень хорошо знали законы наследования власти у Суздальских Рюриковичей. Кстати, они их неплохо соблюдали в дальнейшем.

Итак, все свидетельствует, что аманатом у Батыя с 1238 года находился старший сын князя Ярослава - Александр, получивший впоследствии, через сотни лет, прибавочный титул - Невского. Батый выдал в 1249 году Владимирский великокняжеский стол брату Александра - Андрею только потому, что и в 1249 году Александр продолжал сидеть при ставке Батыя в аманатах, что и подтвердил в 1246-1247 годах великий путешественник и посол - Плано Карпини. Я не стану повторно приводить его слова.

Историки Российской Империи, в зависимости от взглядов, то ли с восторгом, то ли, между прочим, сообщают читателям о почетном братании Александра Невского с сыном хана Батыя - Сартаком. Отдельные "Летописные своды" даже утверждают, что Александр Невский являлся "приемным сыном" Хана Батыя. Я думаю, подобные утверждения делались неспроста. В истории факт братания (на крови!) Александра и Сартака действительно имел место.

Вот как об этом факте очень кратко и сдержанно поведал историк Л.Н. Гумелев: "У древних монголов бытовал трогательный обычай братания. Мальчики или юноши (что важно!!! Прошу именно на это обратить внимание.- В.Б.) обменивались подарками (и не только: резали себе руки, смешивали кровь с молоком, после чего пили напиток по очереди, произнося слова обоюдной клятвы.- В.Б.), становились андами, назваными братьями. Побратимство считалось выше кровного родства; анды - как одна душа: никогда не оставляя, спасают друг друга в смертельной опасности. Этот обычай использовал Александр Невский. Побратавшись с сыном Батыя, Сартаком, он стал как бы родственником хана и, пользуясь этим, отвел многие беды от русской земли".
/Л.Н. Гумилев "В поисках...", стр. 132-133./

Все русские историки в свое повествование запускали тот или иной "примес лжи". Гумилев, сообщив факт братания Сартака с Александром, скромно умолчал - когда это могло произойти, в каком году. Он ведь знал о наличии величайшего количества лжи и мифов в российской истории, однако умолчал. Даже вопрос о братании в корне исказил.

Уважаемый читатель, настало время самому подумать, прикинуть умом и ответить на вопросы, которые возникают, и на которые русские "сказатели" не дают ответов, бегут от них.

Итак, конкретные вопросы, как говорится, в лоб:
В каком году могло произойти братание Сартака и Александра? Сколько лет в те годы было мальчикам или юношам?

При этом напоминаю читателю, что по монголо-татарским законам, человек уже в 16 лет считался совершеннолетним, то есть выходил из возраста мальчика и юноши и становился взрослым мужчиной.

Послушаем все того же Л.Н. Гумилева, стр. 209.
"Ведь известно, что Тэмуджин (будущий Чингисхан.- В.Б.) женился на Бортэ, достигнув совершеннолетия, т.е. 16 лет".

Из этого следует, если блюсти законы Империи Чингисидов, что братание между мальчиками или юношами, Александром и Сартаком, должно было состояться в возрасте от 8 до 15 лет. И не позже!

Еще раз обращаю внимание читателя на необходимость придерживаться именно законов татаро-монгольской Империи, чему в ХIII веке следовала вся знать государства. Нельзя руководствоваться вымыслами и державным великорусским хотением.

Для ответа на ранее поставленные вопросы, учитывая колоссальный "примес лжи" в Российской истории, я предлагаю идти от династической стороны Чингисхана.
Большая Советская Энциклопедия, в 3 томе, на странице 46, гласит нам следующее: "Батый...(1208-1255), монгольский хан, сын Джучи, внук Чингисхана. После смерти отца (1227) стал главой Джучи улуса".

Как видим, хан Батый родился в 1208 году. Значит, его сын Сартак мог появиться на свет где-то в 1228-1231 годах. То есть, округленно, мы имеем право предположить годом рождения Сартака - 1230 год. Что в последующем подтвердится и другими выкладками.

Очень внимательно проштудировав Н.М. Карамзина, можно установить следующие годы, когда могло произойти сближение и братание Сартака с Александром.
- 1238 год - получение ярлыка на княжеский стол отцом Александра, Ярославом Всеволодовичем. Н.М. Карамзин об этой встрече умалчивает.
- 1243 год - поездка Ярослава Всеволодовича в ставку Батыя, зафиксированная Н.М. Карамзиным. Сын мог быть при отце.
- 1246 год - поездка отца Александра в Каракорум, с обязательным заездом в ставку Батыя. После той поездки отца Александра не стало.

Я надеюсь, читатель понимает, что годы с 1243 и далее, необходимо исключить, так как по русским "сочиненным источникам" Александру к 1243 году уже "стукнуло" 23 года от роду и поддержать "древний монгольский обычай братания мальчиков и юношей" он попросту не мог. Состарился. Остаются только годы с 1238 по 1242.

Как мы знаем, в 1239 году Батый выступил в поход на Киевскую Русь и далее - на Центральную Европу. А возвратил татаро-монгольские войска в Южное Поволжье только поздней зимой 1242 года. Значит, Александр должен был оказаться в аманатах (заложником) у Батыя до 1239 года и оставаться при семье Хана. Естественно, и сын Хана Батыя, Сартак, которому к 1239 году исполнилось то ли 9, то ли 10 лет, участия в военном походе не принимал, а оставался дома, в Поволжье, при матери.

Я сознательно пока не касаюсь разницы в возрасте Сартака и Александра. Об этом поговорим позже.

Хочу еще напомнить читателю, что дети-заложники улусных правителей Батыя, как поведал нам Плано Карпини, "находились при личном дворе Хана". То есть два мальчика (а это именно так!) с 1238 по 1242 год воспитывались и росли рядом, бегали вместе по степи, объезжали одних лошадей, играли в одни игры. Читатель понимает, что степняк Сартак, хотя и был сыном Хана, воспитывался свободным, независимым в своих поступках, вольным в своем поведении человеком.

И здесь мы снова уперлись в возраст Александра, так называемого Невского, рожденного, по русским источникам, то ли в 1220, то ли 1221 году. Рожденный в 1220 году Александр никогда бы не смог стать андой (братом) Сартака, родившегося в 1228-1230 годах, так как был уже взрослым мужчиной (20 лет), а Сартаку в 1238 году исполнилось всего 8-10 лет.

Мужчина не мог брататься с мальчиком! А покровительство подданного вассала над сыном Хана, элементарно, не могло иметь места! Это две бесспорные аксиомы.
Из истории известно, что именно в 11 лет прадед Сартака- Темуджин (Чингисхан) стали с Джамухой андами.

Послушаем историка Л.Н. Гумилева.
"Когда Темуджину исполнилось 11 лет...он вместе с Джамухой играл на льду Онона, и тогда они впервые обменялись подарками, а весной того же года поклялись друг другу в верности как анды (исполнили ритуал клятвы на крови! - В.Б.)".
/Л.Н. Гумилев "В поисках..." стр. 133./

Я уверен, что Сартак знал обычай посвящения в анды и помнил древнюю легенду о своем прадеде Чингисхане. Такие вещи в народе сохранялись веками.

Вот и замкнулся порочный круг с "примесом лжи". Александр, так называемый Невский,- анда Сартака, о чем свидетельствует история, не мог родиться в 1220-1221 годах. Это обычный миф Екатерининской "Комиссии", "сочинившей историю, преимущественно России". Он родился, как и его анда, Сартак, в 1228-1230 годы. И все измышления о "величайших" победах Александра, якобы им одержанных под Новгородом,- элементарная ложь. Чужие деяния, ради возвеличения Московии, приписали князю Александру, воспитывавшемуся с 1238 по 1252 год при дворе Хана и преданно служившему своей родине - Золотой Орде.

И в мировой копилке памяти сохранились документы, косвенно подтверждающие наши выводы. Как помнит читатель, побывавший в 1246-1247 годах в ставке Батыя и в Каракоруме Плано Карпини, в своих воспоминаниях абсолютно нигде не упоминает о Хане Сартаке. То есть к лету 1247 года Сартак еще не отделился от отца, а находился в составе его семьи и кочевья и, стало быть, величался не Ханом, а - сыном Батыя.

Вспомним, что и сам Хан Батый отделился от своего отца только летом 1227 года, когда ему исполнилось 19 лет. Лично дед Чингисхан назначил Батыя старшим в Джучи-улусе и закрепил за ним западные земли Империи.

Точно также поступил и Батый, когда после военного противостояния с Гуюком, закончившегося в 1249 году установлением спокойствия в Империи, отделил от своей семьи Сартака, закрепив за ним земли от Волги до Дона, куда вошла и вся "Ростово-Суздальская земля", по Рубруку - земля Моксель.

Именно этот косвенный факт свидетельствует о рождении Сартака в 1228-1230 годах и его отделении от отца где-то в 1249-1250 годах, в 19-20-летнем возрасте, так как Плано Карпини в 1247 году нигде не упоминает о самостоятельном кочевье Хана Сартака, называя несколько десятков иных Ханов Империи. А Рубрук, посланник французского короля Людовика IХ, в 1253 году направляется именно к Хану Сартаку с королевской грамотой, прослышав о христианской вере Хана.

Эти 2-3 года (с 1249 по 1252 год) и понадобились, чтобы весть о Сартаке - Христианине дошла до европейских столиц.

Значит, мысль о рождении Сартака в 1228-1230 годах верна. Она везде состыкована и обоснована.

Настало время проследить мысли путешественников, этих величайших свидетелей, относительно "сына князя Ярослава", находившегося в 1246 году при ставке Хана Батыя.

Обращаю внимание читателя, что сын князя Ярослава находился именно при ставке Хана Батыя, а не в Каракоруме, как говорил мастер "примеса лжи" незабвенный Н.М. Карамзин. При этом Плано Карпини нигде не упомянул о "князе, сыне Ярослава", а только о "сыне князя Ярослава", находившемся в заложниках (аманатах) при дворе Батыя. То есть он говорил о юноше, еще не получившем титул князя, еще не заимевшем своего удела или стола. Однако, этот "сын князя Ярослава" был приближенным к Батыю и пользовался его полным доверием.

Послушаем Плано Карпини.
"Отсюда недавно случилось, что Михаила, который был одним из великих князей Русских, когда он отправился на поклон к Батыю, они заставили раньше пройти между двух огней; после они сказали ему, чтобы он поклонился на полдень Чингис-хану. Тот ответил, что охотно поклонится Батыю и даже его рабам, но не поклонится изображенію мертваго человека, так как христіанам этого делать не подобает. И, после неоднократнаго указанія ему поклониться и его нежеланія, вышеупомянутый князь передал ему через сына Ярослава, что он будет убит, если не поклонится. Тот ответил, что лучше желает умереть, чем сделать то, чего не подобает.
И Батый послал одного телохранителя, который бил его пяткой в живот против сердца так долго, пока тот не скончался...После этого ему отрезали голову ножом...".
/Плано Карпини "Исторiя Монгалов", стр.8./

Из вышеприведенного повествования следует, что "сын Ярослава" являлся доверенным лицом, переводчиком, Хана Батыя, доносил его повеления Черниговскому князю Михаилу; хорошо знал татаро-монгольский язык, что свидетельствовало о его нахождении при дворе не первый год. Ни один из татаро-монгольских Ханов не приближал к себе чужих непроверенных людей. Даже вполне приближенные к Хану люди могли появиться перед ним только с его позволения. Оба путешественника данную мысль подчеркивали многократно и мы не имеем основания не верить им.

И второе, "сын Ярослава" в 1246 году еще не стал самостоятельным князем, а ходил именно в том возрасте, когда человека еще величают "сыном". То есть, в 1246 году "сын Ярослава", как и Сартак - сын Батыя, еще не вышли из "сыновьего" возраста.
Побывавший в 1253 году в ставке Батыя - Рубрук, уже не застал в ней "сына князя Ярослава". Как не застал он при ставке Батыя и Сартака. К тому времени Сартак уже имел собственную Ханскую ставку.

Андами Сартак и Александр стали до появления в Орде Плано Карпини, так как к тому времени обоим уже исполнилось по 16-17 лет. Следовательно, Александр Невский, дабы побрататься с Сартаком и заслужить доверие Хана Батыя, должен был находиться при дворе Хана не один год еще до 1246 года и именно в детском или юношеском возрасте.
А как свидетельствует Плано Карпини, а все историки- великороссы с этой мыслью соглашались, в заложниках при дворе Батыя находился только один "сын князя Ярослава", кстати, без упоминания имени.

Отсюда может быть единственный вывод: заложником у Батыя с 1238 года и до 1252 года был старший сын князя Ярослава - Александр, незаслуженно прозванный Невским.
Иному нет объяснений!


 
PilotДата: Субота, 30.01.2016, 12:44 | Сообщение # 12
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 12032
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов За 11000 Постов За 12000 Постов
Статус:
СТРАНА МОКСЕЛЬ Ч. 2, гл. 5 (окончание)


Владимир Белинский
Роман-исследование


Часть вторая
Откуда есть и пошла Москва и Московия
5 (окончание)


Я надеюсь, читатель помнит, что князь Александр, так называемый Невский, получил великокняжеский Владимирский стол из рук своего анды - Хана Сартака в 1252 году. Ростово-Суздальская земля, или, как ее назвал великий путешественник Рубрук, - земля Моксель, в 1249-1250 годах по решению Батыя отошла к Сартаку, вместе с другими владениями от Волги до Дона. И вполне понятно, что один из своих Улусов Сартак отдал доверенному человеку, своему анде - Александру, так называемому Невскому.
Будучи воспитан в татаро-монгольской среде, приняв ордынское мировоззрение, став андой Сартака, Александру ничего не стоило предать брата Андрея, завладеть ярлыком на великокняжеский Владимирский стол и вместе с татаро-монгольскими войсками вновь опустошительно пройтись по Ростово-Суздальской земле.

Привожу подтверждение этим словам.
"Готовясь к борьбе с Андреем Ярославичем... Александр Ярославич поехал за помощью в Орду, но не к самому Батыю, а к его сыну Сартаку...И победа в 1252 г. была одержана при помощи войск Сартака. Дружба Александра с Сартаком была хорошо известна".
/Л.Н. Гумилев "В поисках...", стр. 295./

В далеком 1252 году татаро-монголы не опустошили всю Ростово-Суздальскую землю. Грабили и убивали выборочно, по подсказке нового великого князя Александра Невского.

Не стоит допускать даже малейшей мысли, что Андрей пытался вести независимую от татаро-монгольской Орды политику. Это очередная "утка" великороссов, подброшенная Н.М. Карамзиным и ему подобными "сказателями истории". У князя Андрея, брата Александра Невского, не имелось даже минимальных военных сил, способных противостоять Орде. Да и он сам бывал в Орде и мог оценить совокупную мощь Джучи-Улуса. Он ведь тоже находился в войсках хана Батыя во время противостояния Батыя с Гуком.

Однако вернемся к Александру. За многие годы жизни при дворе Хана, Александр стал первым из суздальских князей, кто проникся истинно татаро-монгольским державным духом, с детства впитал психологию степняка-завоевателя, полностью воспринял обычаи людей, среди которых вырос, их стиль поведения и психологию поступков. Он отчетливо понимал, что имеет всего лишь единственный шанс занять Владимирский великокняжеский стол, убрав с дороги брата Андрея. И стоило торопиться, пока власть находилась в руках у анды - Сартака. Александр, так называемый Невский, воспользовался своим грязным шансом. Даже изучая только "писания" Н.М. Карамзина, можно отчетливо проследить мерзкие поступки Александра. Естественно, Н.М. Карамзин возвел обычное предательство в судьбоносный героический акт. Но этим грешили все "сочинители истории, преимущественно России".

Послушаем Н.М. Карамзина.
"Неврюй, Олабуга, прозванием Храбрый, и Котья, Воеводы Татарские (кстати, все полководцы хана Сартака! - В.Б.)...настигнув Андрея у Переславля, разбили Княжескую дружину и едва не схватили самого Князя. Обрадованные случаем мстить Россиянам (это в земле-то Моксель! - В.Б.) как мятежникам, толпы (как унизительно: не войска, а толпы. - В.Б.) Неврюевы рассыпались по всем областям Владимирским, брали скот, людей, убили в Переславле Воеводу, супругу юного Ярослава Ярославовича (младший брат Александра.- В.Б.), пленили его людей и с добычею удалились.
Александр...признанный в Орде Великим Князем, с торжеством (и с татарскими войсками! - В.Б.) въехал в Владимир".
/Н.М. Карамзин "История...", том IV,стр.195./

Кстати, вскоре и Андрей, и Ярослав вернулись назад, "преклонили выю" перед Ханом Орды и сели на удельные улусные столы. Что лишний раз засвидетельствовало нашу мысль: Андрей не восставал против Батыя, не поднимал меча против татар, а стал всего лишь жертвой предательства родного "брательника".

Так впервые, в мирное время, привел Александр, так называемый Невский, татаро-монгольские войска в Суздальскую землю. Он будет приводить эти войска еще не раз.
Нам, уважаемый читатель, необходимо запомнить: то был первый великий князь Ростово-Суздальской земли, лично приведший татаро-монгольские карательные войска на родную землю. Он перенял правила управления народом у татаро-монголов, как, одновременно, перенял у них и правила личного поведения.

В дальнейшем, начиная с 1252 года, Ростово-Суздальские княжества, позже Московия, далее Российская империя строили свою государственность - "державность" строго по татаро-монгольским канонам, привнесенным на эту землю князем Александром Ярославичем.

Как ни странно, но и большевики (коммунисты) придерживались тех же методов управления государством: жестокая деспотическая централизация власти, уничтожение малейшего инакомыслия, всеобщее поощрение доносов и предательства, наконец, постоянный военный экспансионизм под лживым прикрытием интернационализма.

Послушаем, читатель, ректора российского Государственного гуманитарного университета Юрия Афанасьева.
"История всегда "присутствует" в сегодняшнем дне. Иной подход будет односторонним...
При Иване III началось расширение России (Московии! - В.Б.). Потом был Петр I. И дальше уже никто не думал останавливаться. Все ресурсы использовались для того, чтобы что-то завоевывать. А потом обустраивать эти территории не успевали - только обороняли.
Помните, у Бердяева: Россия ушиблена своей ширью. Это и в завоеваниях, которые страна не могла переварить, и в ботинке, которым Хрущев стучал в ООН, и в желании осчастливить весь мир социализмом.
Мы нормально никогда и не жили: то догоняли, то завоевывали, то оборонялись".
/Газета "Труд" № 213, от 18.11.98 г., стр.2/

За 525 лет (с XIV по XX век) Российская империя, и ее предшественница - Московия, воевали 329 лет.

Такову психологию разбоя и бандитизма заложил в сознание московитов "незабвенный" Александр Невский. В заимствовании у Золотой Орды и насаждении в Московском улусе именно таковой державности и состояла величайшая заслуга Александра Невского перед будущей Московией и ее истеблишментом. Остальные "подвиги" Александра Невского - от лукавого и являются обычной ложью "историков, сочинявших историю, преимущественно России".

Все деяния Александра на великокняжеском поприще, начиная с 1252 года, его сыновей и последующих наследователей были неимоверно жестокими и безнравственными даже по меркам тех времен, как по отношению к народу Ростово-Суздальской земли и Московии, а вернее будет сказано - к народу Моксель, так и по отношению к соседним народам.



Этому извергу молятся московские попы. Неудивительно, что РПЦ канонизировала и Николая Кровавого

Сии "подвиги" первых татаро-монгольских ставленников Владимирского и зарождающегося - Московского улусов мы и рассмотрим в следующей главе.


 
PilotДата: Субота, 30.01.2016, 12:51 | Сообщение # 13
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 12032
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов За 11000 Постов За 12000 Постов
Статус:
СТРАНА МОКСЕЛЬ Ч. 2, гл. 6


Владимир Белинский
Роман-исследование


Часть вторая
Откуда есть и пошла Москва и Московия
6


Итак, в 1252 году, предав брата Андрея, великим Владимирским князем стал Александр Ярославович, так называемый Невский.

По великорусским летописным сводам жизнеописание Александра будто бы осуществлено в 80-е годы XIII века в летописи "Повесть о житии Александра Невского".

Естественно никто и никогда не видел этой летописи в оригинале. До нас, как понимает читатель, дошли так называемые "летописные своды", то есть улучшенные при помощи "примеса лжи" варианты, написанные через сотни лет.



Вот как об этом говорит словарь-справочник "Литература и культура Древней Руси" на страницах 42-43:

"Повесть дошла до нас в различных редакциях XIII-XVIII вв. История ее текста необычайно сложна, многое остается пока спорным (культурно говорится- спорным, а надобно сказать - лживым бесспорно.- В.Б.)... На протяжении нескольких веков первая редакция ("жития".- В.Б.) неоднократно перерабатывалась. В настоящее время известно 13 редакций произведения. До конца не выяснены взаимоотношения между старшими редакциями... и редакцией Софийской первой летописи". Так писалось "житие". Я не стану начинать новые исследования данного вопроса. То, что сие писание начинено великим множеством "примеса лжи"- не вызывает сомнения. Ибо очень уж усердно изучала вопрос Екатерина II, предполагая "сыграть с татарами в шутку". Но, как видим, ее "шутки" дошли до нас в виде "Повести о житии Александра Невского"...

Став, при помощи войск Сартака, великим Владимирским князем, Александр прокняжил около 11 лет. Абсолютно все деяния князя, как управителя рядового татаро-монгольского Улуса, были направлены на вовлечение Суздальской земли в единую систему государственного хозяйствования Золотой Орды. Вспомните: именно при Александре по велению Хана были проведены переписи населения сначала Суздальской, а позже Новгородской земель. При Александре впервые установлена подушная плата дани, для чего татаро-монгольские чисельники произвели перепись населения. В годы княжения Александра налажено свободное перемещение купцов, ремесленников и чиновников из южных улусов Золотой Орды в северные, включая Новгород и Владимир, и наоборот: с северных улусов- на Юг. Войска Владимирского Улуса постоянно принимали участие в военных действиях Золотой Орды. Об этом мы расскажем ниже.

Наконец, именно по указанию князя Александра и Митрополита Кирилла в 1261 году в Сарае, при ставке Хана, была учреждена Сарская Епархия. Я надеюсь, читатель понимает, что Епархия должна была обслуживать множественное количество православного суздальского люда, находящегося в южных Улусах Золотой Орды.

Именно при Александре Невском в Суздальской земле произошел перенос титула Всемирного царя с Византийского Императора на Хана Золотой Орды. Так Хан Великой Степи стал легитимным Царем в сознании Суздальских князей, священников и народа.
Этими деяниями Александр Невский заложил краеугольные камни в систему вовлечения Суздальской земли в единый "кровопоток" Золотой Орды.

Естественно, не все было так гладко, как хотелось Александру. Очень часто ему приходилось обращаться за военной помощью к монголо-татарам, дабы усердно исполнить повеления Ханов или усмирить бунтующий люд. В течение 11 лет Александр Невский, по крайней мере, пять раз приводил татаро-монгольские войска в Суздальскую и Новгородскую земли. Учтите, татаро-монголы только при помощи Александра Невского смогли покорить Великий Новгород. Как видим, среди Суздальских князей нашелся охотник предать новгородцев.

Вот годы "величайшего братания" Александра Невского с татаро-монголами:

- 1252 год. Александр при помощи войск анды Сартака совершил переворот в Суздальской земле, сверг брата Андрея, получил от Хана ярлык на великокняжеский Владимирский стол. Сколько при этом погибло людей, великорусские "писатели истории" скромно умалчивают.
- 1257 год. Князь Александр привел татаро-монгольские военные отряды в Суздальскую землю. При их устрашающей поддержке произвел подушную перепись во Владимирском Улусе. Бунтующих людей уничтожал безжалостно.
- 1257-58 год. В зимнее время князь Александр повел татаро-монгольские отряды и татарских чисельников в Новгородскую землю, пытаясь провести перепись населения Новгорода. Вспыхнуло восстание. Сына Василия, назвавшего отца "предателем", отдал на растерзание татаро-монголам. Население жестоко наказал: "оному носа урезаша, а иному очи выимаша". В связи с тем, что много людей убежало в леса, перепись населения не состоялась.
- 1259 год. Александр Невский вторично привел татаро- монгольские войска и чисельников к Новгороду. Город был полностью окружен и блокирован. Под страхом полного уничтожения Орда, наконец-таки, покорила древний Новгород. Князь Александр выполнил свое "великое предначертание". Сколько в тот раз погибло новгородцев, русские "повествователи истории" умалчивают.
- 1262 год. Татаро-монгольские войска подавили бунт в Суздальской земле, вспыхнувший на почве неудовольствия при сборе дани. Князь Александр принимал личное участие в подавлении бунта в Ростове, Владимире, Суздале, Ярославле. Однако монгольские Баскаки остались недовольны. Александра срочно затребовали в Орду, и, так как была пролита татаро-монгольская кровь, князь из Сарая живым не вернулся. К тому времени защитника Сартака в живых уже не было.

Как ни старался Александр Невский выслужиться и угодить Золотой Орде, но закончил жизнь, подобно отцу.

Не следует забывать, что из 11 лет своего служения татаро-монголам в должности великого князя, Александр не менее 5 лет провел в Золотой Орде, усердно постигая татаро-монгольские обычаи и науку управления Улусом. И когда русские историки сотни лет внушали всем и каждому, да и сегодня продолжают эти потуги, что, дескать, князь Александр служил только интересам Российской Державы - это глубочайшая ложь Империи.

Когда генерал Власов двинул свои дивизии против дивизий генерала Конева, он служил не России, а фашистской Германии и лично - Гитлеру. И в случае с Александром Невским происходило то же, что и в случае с Власовым. Князь Александр, действительно, служил своему Отечеству, но тем Отечеством была - Золотая Орда. Служил он и своему повелителю - Хану Золотой Орды.

Русская двойная мера не имеет права на "выборочное применение".
Очень приятно, что лучшие и честные российские умы сегодняшнего времени уже поняли необходимость избавления от русских лживых мифов и измышлений.

Послушайте:
"Православная Византия вскоре оказалась под властью турок, и Русь, отрезанная от католической Европы, уткнулась в железный занавес. В учебниках истории приводится эпизод из жития Александра Невского, где новгородский князь с гордостью отвергает предложение папы (Римского. - В.Б.) принять королевскую корону европейского государя из рук римского первосвященника.
На самом деле эта гордость обернулась нам боком. Александр Невский, столь гордый с римскими послами, был чрезвычайно смирен и кроток перед татаро-монгольским Ханом. Он покорно ездил в Орду получать ярлык на княжение и, увы (!!!) пролезал-таки на карачках к ханскому трону, как того требовал обычай Орды. Кроме того, он был вынужден беспощадно усмирять в своих владениях любые выступления против татар и собирал дань для Хана, усмиряя соотечественников огнем и мечом.
Странный парадокс истории. Принять корону от папы, как все европейские государи, Александр Невский считал для себя позором, а подползать под ярмо и принимать ярлык на княжение от свирепого ордынца позором не выглядело".
/Газета "Известия" от 12 июня 1997 года. Статья Константина Кедрова "Все под одним Богом ходим"./

Я восхищен абсолютно верной мыслью Константина Кедрова. И когда мы читаем "песнопения" Н.М. Карамзина, С.М. Соловьева или В.О. Ключевского о Великом Князе - "Государе", о "величии Государя Московского", мы ни на минуту не должны забывать о ползании в ярме, о целовании ног Хана, о лобызании "Болвана" этим "государем".

Вернемся снова к Александру, так называемому Невскому. Надеюсь, читатель понял, какой величайший палач своих соплеменников, в результате лжи, измышлений и замалчивания державной церковной элитой России, стал величайшим героем русского народа...



Хан Батый


Наконец наступил 1262 год.
"...Великий Князь (Невский. - В.Б.) решился ехать в Орду с оправданием и с дарами... Александр нашел Хана Берку в ...Сарае...Хан... продержал Невского в Орде всю зиму и лето. Осенью Александр, уже слабый здоровьем, возвратился в Нижний Новгород и, приехав оттуда в Городец, занемог тяжкою болезнию, которая пресекла его жизнь 14 ноября (1263 года. - В.Б.)".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.204-205./

В связи с таинственно хитрым описанием смерти князя Александра, я хочу рассказать читателю интересную деталь, проясняющую смерть князя.

Как нам известно, Хан Батый умер в 1256 году. После его смерти ханом Золотой Орды стал сын Батыя - Сартак. Вот как об этом написал историк Л.Н. Гумилев:

"Бату умер в 1256 г., и великий хан Мункэ утвердил его наследником Сартака, который немедленно поссорился со своим дядей Берке, заявив ему: "Ты мусульманин, я же держусь веры христианской; видеть лицо мусульманское (для меня) несчастье".
Царевич не ошибался: через несколько дней после своего опрометчивого заявления он был отравлен. Ханский престол перешел к его малолетнему сыну, Улакчи, за которого правила его бабушка, Баракчин-хатун, вдова Бату. Однако Улакчи скончался столь же быстро, как и его отец, а Баракчин, пытавшаяся в 1257 г. уехать в Иран, была схвачена и казнена. Ханом стал мусульманин Берке".
/Л.Н. Гумилев "В поисках ...", стр.174./

Вероятно, многолетнее совместное пребывание Сартака и Александра (1238-1252 годы) сыграло не последнюю роль в становлении христианского мировоззрения Сартака.

Надо полагать, и Хан Берке помнил об анде Сартака - Александре. И если смерть Сартака наступила от яда, то не думаю, что Александра постигла иная участь. Ведь Хан Берке понимал - нельзя оставлять после себя живым анду Сартака. А в 1262 году Хану уже исполнилось 53 года - предельный по тем временам возраст. И действительно, вскоре, в 1266 году, Хан Берке умер. Вот таковы нюансы истории.

Как читатель понимает, наступил черед править братьям и сыновьям Александра Невского. Посмотрим, как они вели себя в земле Моксель и в Московии. А Московия - вот она, уже видна!

В 1264 году великим князем Владимирским был назначен Ярослав Ярославович, следующий по очередности брат Александра. И этот князь "воцарился" на Владимирский стол только с помощью татаро-монгольских войск .Вот как заумно об этом событии говорят русские историки:

"...Ярослав обратился к хану и с его помощью стал великим князем".
/Словарь-справочник "Литература ...", стр.250./

Ярослав Ярославович, как и братья, с великим удовольствием водил татаро-монгольские отряды в Суздальскую и Новгородскую земли. Даже по весьма завуалированным "писаниям" Н.М. Карамзина, он проделал такое не менее двух раз с 1264 по 1270 годы. Сначала "успокаивал" Великий Новгород, а позже, вместе с Ордой, воевал брата Василия.

Как ни пытались Ханы Золотой Орды утихомирить драчливых Суздальских Рюриковичей, но сии князья, казалось, были помешаны на предательстве друг друга, на диком разбое, на наглом мздоимстве. И песенка князя Ярослава, как вскоре стало ясным, была спета. Младший брат Василий, последний из Ярославичей, подсидел старшего.

"Великий князь Ярослав, следуя примеру отца и Александра Невского, старался всеми способами угождать Хану, и подобно им кончил жизнь свою на возвратном пути из Орды, куда он ездил с братом Василием...".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.216./

Глядите, даже у Н.М. Карамзина- "великого певчего" российской державности, наружу прорывается чистейшая истина. Отец (Ярослав Всеволодович) и сын (Александр Невский) скончались в пути, возвращаясь из Орды. И, естественно, скончались, будучи отравленными. Обрати, читатель, внимание - нижеследующее нам сообщили чисто русские источники:

1246 год. В дороге, возвращаясь с Орды, умер Великий Владимирский князь Ярослав Всеволодович. Российские историки установили, что он был отравлен монголо-татарами. А Плано Карпини донес нам истину в чистом виде.
1263 год. Возвращаясь с Орды, умер в дороге Великий Владимирский князь Александр Ярославович. Что он был отравлен, русские историки сознательно умалчивают.
1271 год. Возвращаясь с Орды, умер в дороге Великий Владимирский князь Ярослав Ярославович. Что он был отравлен, также умалчивается. Здесь уже кое-что проясняется.
1276 год. Возвращаясь с Орды, умер в дороге Великий Владимирский князь Василий Ярославович. И в случае с этим князем русские историки об отравлении помалкивают. (Об этом князе смотри ниже).

Казалось бы, в тождественных ситуациях происходит смерть князей, но отчего-то русские историки со второй смерти стали замалчивать факт отравления. Ларчик здесь открывается чрезвычайно просто: нельзя объявить отравленного князя святым Русской православной церкви. И тогда по велению российских православных Иерархов во все "летописные своды" был запущен соответствующий "примес лжи". Чем не поступишься ради возвеличивания собственных предков - державников!

Вот такими хитрыми, но выверенными мазками и рисовалась российская историческая действительность.

Вернемся к Ярославу Ярославовичу. Именно этот князь вместе с братом Василием сотворили величайшее дело: испросили разрешение у татаро-монгольского Хана на основание поселения Москва.

Послушаем историков Российских:

"Ярослав Ярославович...В 1271 г. ездил в Орду с сыновьями Невского и на обратном пути умер".
/Словарь-справочник "Литература ...", стр.250./

Русские историки поведали нам, что в конце правления Ярослава Ярославовича разгорелась очередная свара за великокняжеский стол между ним и его младшим братом Василием. Правивший в то время Золотоордынский Хан Менгу-Тимур, дабы прекратить грязные доносы Рюриковичей и установить мир в своих Северных Улусах, повелел прибыть в Сарай Ярославу, Василию и сыновьям Александра Невского. По монгольским законам сыновья Александра также считались внуками Хана Бату, как и сам Менгу - Тимур.

Не стоит забывать следующего нюанса: Батый и Берке были братьями - сыновьями Джучи (старшего сына Чингисхана). Но после смерти Берке, на Ханском престоле Золотой Орды снова воссел потомок Батыя, его внук, Менгу-Тимур. А он-то знал, что Александр Невский, став андой Сартака, породнился с родом Батыя.

По всей видимости, обвинения в неблагонадежности князя Ярослава были столь впечатлительными, что Ярослав был отстранен от великокняжеского стола и отравлен, а Василий, вскоре, получил ярлык на великокняжеский стол. Была решена участь и сыновей Александра. За ними остались ярлыки удельных князей: Дмитрию остался Переславль - Залесский, Андрею - Городец. Младшему сыну Александра - Даниилу в 1271 году исполнилось всего лишь 10 лет. Но и о нем позаботился Хан Менгу-Тимур. Он повелел в 1272 году провести повторную перепись поселений и населения Ростово-Суздальской земли; повелел принудительно заселить московский погост блуждающим в лесах беглым мордово-финским людом и знатными татарами. По достижении Даниилом совершеннолетия в 1277 году (16 лет отроду!) вручил ему ярлык на Московский удельный стол.

Итак, мы, наконец, добрались до совсем простой истины, так усердно скрываемой великороссами: селение Москва стало заселяться племенами Моксель с 1272 года, а удельное Московское княжество, появилось в 1277 году. Именно Хан Золотой Орды Менгу-Тимур, а не Юрий Долгорукий, стал истинным основателем Москвы и Московского Улуса.

Менгу-Тимур преподнес сыновьям Александра еще один большой подарок: именно за ними, за породненными с Чингисидами, он повелел оставить великокняжеский Владимирский стол.

В дальнейшем, своему собственному дитю - Московии, Золотоордынские Ханы будут способствовать во всем. Благодаря помощи и разрешению Сарая Московия вскоре станет на путь разбоя, так называемому "собиранию земли русской". Но само по себе это понятие "собирания" появится значительно позже, когда на костях тысяч убиенных, возникнет Империя и ей понадобится "великое и далекое прошлое".

Тогда российская элита и примется воровать все чужое, дабы выдать за свое. Она даже откажется от прародителей своей государственности - татаро-монголов, не говоря уже об отказе от своего коренного финского этноса: мери, муромы, мещеры, веси, печоры, перми, мокши, мордвы и т. д.

Но вернемся к Ярославу Ярославовичу, дабы подытожить наши знания об этом князе.

Вот так Ярослава характеризует Н.М. Карамзин:
"Тело его (князя Ярослава Ярославовича.- В.Б.) было отвезено для погребения в Тверь. Летописцы не говорят ни слова о характере сего Князя; видим только, что Ярослав не умел ни довольствоваться ограниченною властию, ни утвердить самовластия смелою решительностию; обижал народ и винился как преступник; не отличался ратным духом, ибо не хотел сам предводительствовать войском, когда оно сражалось с Немцами; не мог назваться и другом отечества, ибо вооружал Моголов против Новагорода".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.217./

Как жестоко осудил князя "сочинитель русской истории" Н.М. Карамзин. И всего лишь за то, что князь Ярослав в свое время (1252 год) поддержал справедливость и стал на сторону князя Андрея, выступил против Александра, так называемого Невского. Но за более тяжкие грехи: предательство родного брата, уничтожение сына Василия, неоднократную резню народа, предательство и вовлечение в рабство новгородцев, Александр Невский не подвергся даже намеку на осуждение, а наоборот - удостоился лживой хвалебной оды!

Вот она - двойная русская мера! Здесь не важно, каков ты на самом деле, каковы твои деяния. Важно, чтобы их можно было преподнести, как деяния во славу Московии, всего лишь.

Вскоре после "смерти в пути из Орды" Ярослава ярлык на Владимирский великокняжеский стол получил последний из братьев Александра Невского - Василий.

"В 1272 г. Василий Костромской стал великим князем Владимирским (получил ярлык на стол от Хана Менгу-Тимура.- В.Б.). При нем была проведена вторая (?) татарская перепись (населения.- В.Б.)".
/Словарь-справочник "Литература ...", стр. 251./

С занятием Василием великокняжеского стола наступила величайшая свара в земле Суздальской: сначала между ним и сыновьями Невского, а позже, между самими сыновьями Александра. Свара полыхала многие десятки лет. Но особенно приобрела черты варварства и жестокости в восьмидесятые и девяностые годы, к концу века. Сыновья Невского, как увидим, не уступали в мерзких деяниях и предательстве родному отцу.


 
PilotДата: Субота, 30.01.2016, 12:56 | Сообщение # 14
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 12032
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов За 11000 Постов За 12000 Постов
Статус:
СТРАНА МОКСЕЛЬ Ч. 2, гл. 6 (продолжение)


Владимир Белинский
Роман-исследование


Часть вторая
Откуда есть и пошла Москва и Московия
6


Вернемся, читатель, все же к Василию Ярославовичу. Проследим, хорошо известную закономерность со "смертью в пути".

"Через два года, спокойные для России (речь идет о суздальской земле.- В.Б.), Великий Князь отправился к Хану...и... по возвращении из Орды преставился в Костроме...к горести Князей и народа, чтивших в нем Государя (это, который подползал под ханское ярмо, - оказывается все же государь! - В.Б.) умного и добродушного. - В его время чиновники Могольские сделали вторично общую перепись людям во всех Российских (надо понимать: Суздальских и Новгородских землях. - В.Б.) областях для платежа дани".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.223-224./

Как видим, и князь Василий был отравлен за ненадобностью. Произошло сие в 1276 году.

А зачем Н.М. Карамзин произвел князя в Государи - знает он один. По Карамзину, и с ярмом на шее можно быть государем, по всей видимости, государем Ханского подворья. Очень уж старается заиметь государя "сказатель истории". А Государь-то был - сидел в Сарае!Обращает на себя внимание тот факт, что Н.М. Карамзин ни в чем не осуждает князя Василия - он хороший. Оценку князь получил оттого, что не вышел за рамки последующих измышлений великороссов.

После смерти князя Василия на арену Суздальской земли выходят драчливые и продажные сыновья Александра, так называемого Невского. Даже "сочинитель русской истории" Н.М. Карамзин вынужден признать, что при всех горестях народа после нашествия Батыя, он всего лишь отдыхал. Напасть пришла вместе с сыновьями Александра Невского.

Послушайте:
"В таком (хорошем.- В.Б.) состоянии находилось Великое Княжение (Владимирское.- В.Б.), когда Димитрий Александрович (к тому времени, старший сын Невского.- В.Б.) восшел (в 1276 году.- В.Б.) на престол оного, к несчастию подданных и своему, к стыду века и крови Героя Невского".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.226./

Я не стану перечислять великое множество бед, принесенных на Суздальскую землю сыновьями Александра, так называемого Невского. Приведу лишь сжато "перечень их заслуг" перед великим Владимирским Улусом.

"Дмитрий Александрович (?-1294), сын Александра Невского... С 1276 г. стал великим князем Владимирским. Против него выступал его младший брат Андрей Александрович, который в 1281,1285 и в 1293 гг. приводил на Русь (земля Моксель.- В.Б.) татаро-монгольские рати.
Андрей Александрович (?-1304), сын Александра Невского... В 1281 г. пытался захватить владимирский стол (как видим, это отнюдь не Государь, а всего лишь- нахлебник.- В.Б.) у своего брата Дмитрия. Поехав в Орду, он получил там ярлык и татарские войска (вот оно- настоящее право на "Русское великое княжение" в Суздальской земле! - В.Б.). Но Дмитрий обратился за помощью к хану Ногаю, (ошибка сознательная, Ногай был темником! - В.Б.)... и с его помощью восстановил свое положение. В 1285 г. А(ндрей) А(лександрович) опять начал враждебные действия, но неудачно . В 1293 г. А(ндрей) А(лександрович) в третий раз привел на Русь (всего лишь на землю Моксель.- В.Б.) татар и с их помощью занял великокняжеский стол, на котором пробыл еще 10 лет".
/Словарь-справочник "Литература ...", стр. 252./

Поступки сыновей Невского характеризуют их как дельцов, лишенных моральных принципов, жестоких поработителей соплеменников, наконец, людей, одержимых одной лишь личной выгодой.

Воистину народ был гениален, сказав в своем обобщении: яблоко от яблони далеко не падает.

Предательство брата братом и лживые доносы на ближнего сыновья переняли у Невского. Здесь ничего не попишешь. Таковых злодеев - наследников породил вымышленный герой "Русской земли".

Очень симптоматично, что и лучшие честные люди нынешней России понимают необходимость перестать верить историческим мифам, а попросту говоря, избавиться от "примеса лжи" в имперской истории. Приведу слова, пусть еще не до конца осознанные, но честно произнесенные, ректором Российского государственного гуманитарного университета профессором Юрием Афанасьевым в 1997 году:

"Вот князь Александр Невский... избивал и мучил русских людей совсем не меньше, чем татары".
/Газета "Аргументы и факты" № 46, 1997 год, стр. 14./

Очень осторожно и деликатно сказал профессор о человеке, который только в Новгороде "оному носа урезаша, а иному очи выимаша". Подобные поступки на избиения не похожи. Профессор пытался, порицая, одновременно - восхвалять.

Я сознательно упустил в изречении профессора всего лишь три слова: "святой и великий герой", так как по логике любого земного цивилизованного народа, не может быть святым человек, кромсавший не единожды плоть верующих в Бога соплеменников. Это абсурд! Нельзя, сказав "А", не сказать "Б", хотя сказать "Б" запрещает Русская Православная церковь. Это всего лишь ее ведомственный вымысел о святости Александра Невского. К истинному Богу сей вымысел не имеет никакого отношения.

Настало время привести хотя бы два примера величайшей беды, которую приносили в Суздальскую землю сыновья Александра, так называемого Невского. Страшный военный молох, похуже Батыева, катился по земле народа Моксель из конца в конец с 1281 по 1293 годы, по прихоти сыновей Александра.

"Лестию и дарами задобрив Хана, Андрей (сын Александра Невского. - В.Б.) получил от него грамоту (ярлык.- В.Б.) и войско, подступил к Мурому и велел всем Удельным Князьям явиться к нему в стан (татаро-монгольский. - В.Б.) с их дружинами...Изумленный сею внезапною грозою, Великий Князь (Дмитрий - сын Невского. - В.Б.) искал спасения в бегстве, а Татары, пользуясь случаем, напомнили России (Владимирскому княжеству. - В.Б.) время Батыево. Муром, окрестности Владимира, Суздаля, Юрьева, Ростова, Твери, до самого Торжка, были разорены ими: они жгли и грабили домы, монастыри, церкви, не оставляя ни икон, ни сосудов, ни книг, украшенных богатым переплетом (сворованных в Киевских храмах Андреем Боголюбским. - В.Б.), гнали людей толпами в плен или убивали... Переславль, удельный город Димитриев, хотел обороняться и был ужасным образом за то наказан, не осталось жителя... который не оплакал бы смерти отца или сына, брата или друга. Сие несчастие случилось декабря 19, в Рождество Христово церкви стояли пусты, вместо священного пения раздавался в городе один плач и стон. Андрей, злобный сын отца столь великого и любезного России, праздновал один с Татарами и, совершив дело свое, отпустил их с благодарностию к Хану".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.228-229./

У читателя не должно складываться мнение, что татаро- монголы приходили в Суздальскую землю чтобы только грабить и убивать. Именно эту мысль и прививала нам сотни лет официальная Россия. Откровенная ложь. На карательные набеги провоцировала татаро-монголов лживость и своекорыстие князей. Князь выискивал компромат на своего сородича, собирал свидетелей и дары и поспешно направлялся в Золотую Орду к Хану, где компромат возводил в поклеп и требовал от Хана справедливости. Естественно, за подлые деяния наследников Александра Невского расплачиваться приходилось простому христианину.

Золотоордынские Ханы, как любые правители, требовали от своих подданных - Владимирских Улусных князей, а статус их был намного ниже татаро-монгольских Баскаков, - строгого повиновения законам Орды, четкого сбора и сдачи дани в казну Хана, присылки войсковых дружин для участия в военных походах. Князья же были вороваты, и поводы для доноса всегда находились.

Беда народа Суздальской земли состояла еще и в том, что братья Дмитрий и Андрей в своих личных, корыстных целях опирались в Орде на разные военные силы: сначала на законные войска Хана, потом на войска отбившегося от Ханских рук темника Ногая (военный чин, командовавший 10-ю тысячами войска).

Факты свидетельствуют, что сыновья Александра Невского опирались на опыт отца, в свое время предавшего своего собственного брата, - Великого Владимирского князя, ради великокняжеского стола.

История, как видим, повторилась, но ее оценка и изложение в корне изменились. Таковы методы русской двойной меры.

Уважаемый читатель, я мог бы, пользуясь только русскими источниками, привести множество примеров, как под корень выжигались селения Суздальской земли, как истреблялся народ и его достояние благодаря злому умыслу сыновей Александра Невского. Но не стану этого делать. Приведу лишь последнее описание так называемого нашествия Дюденевой рати, произошедшее в 1293 году.

"Ногай сказал слово, и многочисленные полки Моголов устремились на разрушение. Дюдень, брат Хана Тохты, предводительствовал ими, а князья, Андрей и Феодор, указывали ему путь в сердце отечества. Димитрий находился в Переславле, не имея отважности встреть Дюденя ни с оружием, ни с убедительными доказательствами своей невиновности, он бежал через Волок в отдаленный Псков, к верному зятю Довмонту (литовский князь. - В.Б.). Татары шли возвести Андрея на Великое Княжение... Муром, Суздаль, Владимир, Юрьев, Переславль, Углич, Коломна, Москва (Вот она впервые появилась после 1277 года в ряду удельных Владимирских княжеств. - В.Б.),Дмитров, Можайск и еще несколько других... были ими взяты как неприятельские, люди пленены, жены и девицы обруганы. Духовенство, свободное от дани Ханской, не спаслося от всеобщего бедствия; обнажая церкви, Татары выломали... медный пол Собора Владимирского, называемый чудесным в летописях...Даниил Александрович Московский (младший сын Александра Невского. - В.Б.), брат и союзник Андреев, дружелюбно впустил Татар в свой город, не мог защитить его от грабежа. Ужас царствовал повсюду. Одни леса дремучие, коими сия часть России (земля Моксель. - В.Б.) тогда изобиловала, служили убежищем для земледельцев и граждан".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.233-234./

Я надеюсь, читатель помнит, что несчастия финских племен Ростово-Суздальской земли начались еще с первого Рюриковича - Андрея Боголюбского. Гляди, читатель, уже второй век огонь и ненависть царят в земле мордово-финского этноса Моксель, не знавшего раньше ничего подобного. А нам ведь усиленно внушали: еще с 1155 года в Залешанскую землю сместился политический и культурный центр Киевской Руси. Величайшая неправда! Если это действительно центр - то он может быть назван только центром мракобесия, варварства, всеобщего предательства.

Но мы, уважаемый читатель, наконец впервые увидели настоящее, а не мифическое, поселение Москву и ее удельного князя Даниила. С этого времени ( конец XIII века!) Московский Улус становится известным среди прочих Улусов Золотой Орды, рожденный по велению Хана Золотой Орды и руководствовавшийся законами Орды. Не стоит забывать, что Золотая Орда XIII века была развитым и передовым государством. Московия сотни лет была ее лишь глубоким захолустьем, не желавшая ни просвещаться, ни заимствовать передовую культуру других провинций (улусов) Золотоордынской Империи. Ведь Казань к тому времени уже имела водопровод и высшие учебные заведения, а в самой столице империи, Сарае, возводились замечательные дворцы, камнем мостились улицы, строились водосточные сооружения.

Как ни странно, но и Дмитрий (сын Невского), уже отказавшись от великокняжеского стола в пользу брата Андрея, и сведав, что его вотчина Переславль обращена в пепел, умер в пути близ Волока: то ли, его тоже отравили, то ли - своей смертью. Но в этот раз Переславль сожгли не татаро-монголы, а сородичи Рюриковичи - князь Федор Ростиславович, как говорится,- "позаботился" о родном человеке.

На этом свара сыновей Александра Невского не закончилась. В грязную игру вступил младший сын - Даниил. Видя, как средний брат Андрей клеветой и наветом сверг с великокняжеского стола старшего брата Димитрия, он также попытался отделиться от Андрея, дабы самому собирать и отвозить дань в Орду. Ведь именно в этом и состояла вся свара братьев. Здравомыслящий читатель понимает, какой простор для воровства открывался перед князем - как путем завышения количества дани, так и путем обычного утаивания из татаро-монгольской части. Бедного христианина обирали князья и их подельники, как липу, - до гола.

"Открылась (очередная.- В.Б.) распря, дошедшая до вышнего судилища Ханова, сам Великий Князь (Андрей.- В.Б.) ездил в Орду с своею молодою супругою, чтобы снискать милость Тохты. Посол Ханский, избранный быть миротворцем, созвал Князей в Владимир...
Татарин слушал подсудимых с важностию и с гордым видом, но не мог удержать их в пределах надлежащего смирения. Разгоряченные спором Князья и Вельможи взялись было за мечи. Епископы, Владимирский Симеон и Сарский Исмаил, став посреди шумного сонма, не дали братьям резаться между собою. Суд кончился миром или, лучше сказать, ничем".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр. 241-242./

К счастью для Суздальского населения, на этот раз противостояние закончилось быстро, так как Даниил (первый московский князь) скоропостижно скончался в 1303 году.

Но разгорелись новые распри между князьями Владимирскими, Тверскими и Рязанскими. В конце концов княжеские распри надоели и Хану Золотой Орды. Хан снова повелел собрать всех князей и утихомирить непослушных.

Послушаем Н.М. Карамзина:
"Наконец Великий Князь (Андрей, сын Невского. - В.Б.), быв целый год в Орде, возвратился с Послами Тохты (Хан Золотой Орды. - В.Б.). Князья съехались в Переславле на общий Сейм (осенью в 1303 году). Там, в присутствии Митрополита Максима, читали ярлыки или грамоты Ханские, в коих сей надменный повелитель объявлял свою верховную волю, да наслаждается Великое Княжение (татаро- монгольский Улус. - В.Б.) тишиною, да пресекутся распри Владителей, и каждый из них да будет доволен тем, что имеет. (Что дал Хан - тому и радуйся!- В.Б.)".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.244./

Читатель понимает, что Хан Тохта не называл Суздальских князей - "Владетелями" и никогда ни один Хан не произносил - "Великое Княжение". Эту мелкую ложь нам подают сознательно, как мелкую порцию наркотика, дабы приучить к "русскому величию". Князья были обычными рабами своего Хана, они даже получали ярлык, в прямом смысле, надев ярмо на шею. И "Великое Княжение" - было лишь составной частью Великого татаро-монгольского Улуса. А Хан в своих ярлыках - позволениях примерно так и писал: "Я - Хан, с благоволения Великого Бога, повелеваю моему рабу Андрею, сыну Александра, хранить и блюсти законы Великой Орды в моем Владимирском Улусе, своевременно собирать Ханскую подушную дань..." и так далее в той же интерпретации.

Никогда Хан не считал князя равным себе. Даже на приеме у Хана, как нам поведал Плано Карпини, князь сидел на полу среди челяди и своих подчиненных вельмож, ничем от них не отличаясь. Таково величие князя без мишуры.

Заканчивая эту главу, хочу обратить внимание читателя еще на один парадокс русской истории, бросающийся в глаза. Глядите, как только доходит до родственников Александра Невского, где по ходу изложения есть возможность сопоставления дат, то сии родственники отчего-то теряют свои года рождения:
- брат Андрей Ярославович- (?) год рождения неизвестен,
- сын Дмитрий Александрович- (?) год рождения неизвестен,
- сын Андрей Александрович- (?) год рождения неизвестен,
- сын Василий Александрович- (?) год рождения неизвестен.

Думаю, эти мелкие хитрости "писателей истории", запущены сознательно, как "примес лжи", чтобы навсегда запрятать истинный год рождения князя Александра, так называемого Невского, приходящийся на 1228-1230 годы.

Да и Екатерина II недаром 25 сентября 1791 года сказала о существовании неведомой нам жизни князя Александра: "жизнь Святаго Александра Невского, без чудесъ".

Итак, настало время подвести итоги второй части нашего романа-исследования.

Сопоставив полученные из разных источников исторические сведения, мы должны признать следующие принципиальные истины, сознательно скрываемые российской историей и московским истеблишментом от народов мира и своего собственного.

- В российскую историю правящей элитой запущено величайшее количество "примеса лжи", дабы доказать славянское происхождение Московии и ее, так называемое право "собирания земли русской". В действительности Москва и Московия являются продуктом государственной деятельности татаро-монгольской Империи и личным достоянием Хана Золотой Орды Менгу-Тимура. Именно при нем они впервые и появились - Москва, как поселение, зафиксирована в 1272 году, то есть, при третьей татаро-монгольской подушной переписи, а первый Московский Улус (княжество) появился в составе Золотой Орды в 1277 году, когда Хан Менгу-Тимур вручил ярлык "на княжение" младшему сыну Александра Невского - Даниилу, достигшему к тому времени, по татаро-монгольским законам, совершеннолетия ( 16 лет).

- Будучи андой сына Батыя - Сартака, что подтверждают, русские и тюркские историки, князь Александр, так называемый Невский, мог родиться не ранее 1228-1230 годов. В результате чего он не мог принимать участие, как руководитель, в Невской и Чудской стычках. Установлено также, что Чудская и Невская стычки не были судьбоносными в истории России, так как аналогичные стычки между новгородцами и псковитянами, с одной стороны, и шведами, эстами, литовцами, немцами, с другой стороны, после смерти князя Александра, происходили сотни раз с переменными успехами. О чем на десятках страниц ведет речь Н.М. Карамзин в своей книге "История государства Российского". Да и последующие войны Ивана Грозного, Петра I, Екатерины II и прочих, включая Иосифа Сталина, в Балтийском регионе, безоговорочно подтверждают эту истину.

- Князь Александр, так называемый Невский, стал первым князем, который вполне сознательно и рьяно обеспечил подушную перепись населения Суздальской и Новгородской земель, проведенную татаро-монголами, чем вовлек все население в состав татаро-монгольской Империи и способствовал ее хозяйственному и государственному становлению. Князь в дальнейшем (с 1252 года), как и его наследники, братья и сыновья, жестоко и насильственно насаждали законы и порядки Золотой Орды, татаро-монгольские обычаи поведения и само татаро-монгольское понятие "державности" и "единовластия".

- И последнее. Привожу читателю истинных Хозяев - владетелей и Повелителей Ростово-Суздальских и Московского княжеств с 1238 по 1357 годы:

1. Хан Батый (Саин) - (1238-1250 годы),
2. Хан Сартак - (1250-1257 годы),
3. Хан Берке - (1257-1266 годы),
4. Хан Менгу-Тимур - (1266-1282 годы),
5. Хан Туда-Менгу - (1282-1287 годы),
6. Хан Талабуга - (1287-1290 годы),
7. Хан Тохта - (1291-1312 годы),
8. Хан Узбек - (1312-1342 годы),
9. Хан Джанибек - (1342-1357 годы).



Именно эти люди явились прародителями так называемой русской державности. При этом Ростово-Суздальские и Московские князья были у Золотоордынских Ханов всего лишь "мальчиками на побегушках". Здесь великороссам нечего лукавить. Как Ханы, так и Рюриковичи были для коренного населения земли Моксель, а впоследствии - Московии, людьми пришлыми.


 
PilotДата: Субота, 30.01.2016, 13:03 | Сообщение # 15
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 12032
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов За 11000 Постов За 12000 Постов
Статус:
Страна Моксель Ч.3, гл. 1


Владимир Белинский
Роман-исследование


Часть третья
Первоначальное "собирание земли русской"
1


Русская историческая наука, и, естественно, советская, вдохновенно внушала всем слушателям о великом предначертании Москвы, о ее исторической миссии по "собиранию земли русской", о величайшем благе для покоренных народов, "собранных" в "земли русские".

Русские до такой степени уверовали в эту ложь, что и сегодня, в начале ХХI века, продолжают все те же "песни" об интеграции, о совместной защите границ, о военных базах на землях суверенных государств, о собственных, весьма поношенных, геополитических интересах.

Давайте поглядим, приоткроем пыльный занавес лживых мифов, как же все проделывалось; какими методами и средствами происходило "собирание земли русской"; насколько эта "собранная земля" действительно "великорусская"; есть ли в этих мифических "песнях" хоть толика правды; установим при помощи имперских источников всю хронологическую цепочку величайшего мирового разбоя, совершенного Московскими правителями.

Итак, мы знаем, что до нашествия татаро-монголов, Москвы, как поселения и как княжества не существовало. Именно татаро-монголы, как владельцы покоренной земли, в знак величайшей благодарности Александру Невскому, разрешили его сыновьям основать Московское княжество где-то к концу ХIII - жестокого века. Даже в Суздальской земле Московский князь не мог питать иллюзий по поводу получения стола великокняжеского. С тех пор, с конца ХIII века, московские князья начали действовать, как очень мягко сказано у профессора В.О. Ключевского, "иными средствами".
Вот эти "иные средства":



"Первый московский князь Александрова племени Даниил, по рассказу летописца... врасплох напал на своего рязанского соседа князя Константина, победил его "некоей хитростью", т.е. обманом, взял его в плен и отнял у него Коломну. Сын этого Даниила Юрий в 1303 г., напав на другого соседа, князя можайского, также взял его в плен и захватил Можайский удел в самых верховьях р. Москвы, потом убил отцова пленника Константина и удержал за собой Коломну... Московский князь - враг всякому великому князю, кто бы он ни был: казалось, самаяя почва Москвы питала в ее князьях неуважение к прежним понятиям и отношениям старшинства".
/В.О. Ключевский "О русской истории", стр. 138-139./
Каково, уважаемый читатель? Вот они, повадки волка, рыскающего по лесу, выискивающего ослабевшего и слабо защищенного.

Но интересно иное. Ни один из русских историков не задумался над этим явлением московского бандитизма и не дал ему объяснения. А ларчик открывается очень просто: все потомство Александра Невского, его сыновья, внуки, правнуки и т. д. отчетливо помнили, что они являются породненными родичами, ведущими свое начало от Хана Батыя и его сына - Сартака. Они могли надеть ярмо, получая ярлык, могли валяться в пыли у ног Хана, но не могли считать равным себе другого Рюриковича. Таков парадокс поведения московского князя.

А сейчас послушаем русских историков и понаблюдаем, как дальше повел себя Юрий, ... князь Московского Улуса.

Вот что по этому поводу написал Н.М. Карамзин:
"Как жизнь, так и кончина Андреева (1304 год. - В.Б.) была несчастием для России (напоминаю читателю - речь идет всего лишь о Суздальской земле. - В.Б.). Два князя объявили себя его наследниками: Михаил (Ярославич. - В.Б.) Тверской и Георгий (Юрий. - В.Б.) Даниилович Московский".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.249./

Естественно, первый из упомянутых князей приходился Юрию дядей и по существующим в те времена законам должен был заполучить ярлык на Владимирский великокняжеский стол. Но, как мы уже говорили выше, в конце ХIII века появился новый тип князей Рюриковичей, так называемые московиты, по иному - москвитяне. А для себя они считали приемлемыми только законы Чингисидов.

Все же, как ни пыжился Юрий Даниилович Московский, но ярлык на великокняжеский стол был отдан татаро-монголами Михаилу Тверскому. Глядя с высоты нашего времени, мы понимаем, если бы князь Михаил Ярославич знал, какая жестокая кончина ожидает его, он не стал бы перечить князю-московиту.

Но Хан Золотой Орды Тохта, умудренный опытом, пытался сохранять существовавшие в Империи законы и по традиции отдал ярлык на стол великого князя старейшему в Суздальской ветви Рюриковичей - Михаилу Тверскому. Однако вскоре хан Тохта умер (1312 год), и "на Ханском престоле воцарился сын его, юный Узбек". И снова запылали селения в земле Моксель, начались новые дрязги.

Пока великий князь Михаил находился в Орде, где принимал участие в торжествах по поводу вступления на престол нового Хана, приносил ему клятву и дары, пока заводил знакомства среди новой свиты Хана Узбека, московский князь Юрий Даниилович поднял мятеж в Новгороде против Михаила Тверского. Причиной мятежа стал навет князя-московита на Михаила, мол, тот завышает количество собираемой дани для татаро-монголов. Взбунтовав новгородцев и сведав о том, что Михаил Тверской идет вместе с татаро-монголами усмирять бунтующих, князь Юрий срочно убежал к Хану Узбеку, дабы плести интригу дальше:

"...взяв с собою богатые дары, надеялся быть правым в таком судилище, где председательствовало алчное корыстолюбие".

Глядите, даже в этих словах, казалось бы, осуждавших князя-московита, которые я привожу из книги Н.М. Карамзина, сей "писатель истории" с этаким жестоким ехидством осуждает Хана за мздоимство, позабыв заклеймить князя интригана и склочника.
И пока в землях Суздальской и Новгородской рекой лилась кровь людей, пока в бескомпромисной сечи сходились рати, князь Юрий все годы сидел в Орде, охотился и пировал возле Хана, лизоблюдствовал, унижался, да все нашептывал. И нашептал!
"Между тем Георгий (Юрий. - В.Б.) жил в Орде, три года кланялся, дарил и приобрел наконец столь великую милость, что юный Узбек, дав ему старейшинство между Князьями..., женил его на своей любимой сестре Кончаке".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.254./

Здесь необходимо напомнить читателю, что именно Хан Узбек принудительно ввел мусульманскую веру в Улусах Золотой Орды. Поэтому, как не пытались нас убедить "сказатели истории" о принятии Кончакой при венчании православной веры, это всего лишь миф и пожелание. Скорее князь-московит, дабы окончательно склонить Хана на свою сторону, принял мусульманскую веру.

Нам не стоит думать, что князь Юрий Даниилович совершил что-то противоестественное. Суздальская земля в начале XIV века имела одного Царя (Хана) совместно со всеми Улусами Золотой Орды. То было единое государство, в нем был единый Повелитель от Бога данный, и воспевали Хана Узбека, как в мусульманских, так и в Православных храмах. Поэтому Хан Узбек не притеснял Православную церковь в Суздальской земле: "ибо сии люди молитвою своею блюдут нас и наше воинство укрепляют. Да будут они подсудны единому Митрополиту, согласно с древним законом их и грамотами прежних Царей Ордынских".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.261./

А нас пытались сотни лет убеждать, что Московия развивалась самостоятельно, вне власти и вне единого государства Золотой Орды!..
Однако даже такое внезапное возвеличивание Юрия не ублажило князя-московита. Теперь ему понадобилась голова собственного дяди, князя Михаила Тверского.
Получив татаро-монгольское войско, возглавляемое темником Кавгадыем, Юрий Московский двинулся на Тверь.

Пошел процесс "собирания земли русской" Московией. Запылала в огне земля тверская, полилась, как всегда, невинная, человеческая кровь.
"Михаил (Тверской. - В.Б.) отправил к нему (Юрию московскому. - В.Б.) Послов. "Будь Великим Князем, если так угодно царю (Хану Узбеку. - В.Б.), - сказали они..., - только оставь Михаила спокойно княжить в его наследии...". Ответом Князя Московского было опустошение Тверских сел и городов до самых берегов Волги".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.254./

В изложенных выше писаниях Н.М. Карамзина очень сильно просматривается величайшая уверенность князя-московита в ордынском всесилии и в собственном преимуществе. Думаю, что за этим, как всегда, скрывалась та запрятанная истина, о которой "великоросс-сказатель" пытался умолчать.

По всей вероятности Московский князь Юрий не так легко, всего лишь по прихоти Хана Узбека, заполучил в жены женщину из рода Чингисидов. Браки такого уровня всегда были обоснованы. Здесь прихоть главенствующую роль сыграть не могла. Да и принятие Юрием Московским исламских обычаев и канонов служило всего лишь предпосылкой к браку, не иначе. В самом факте женитьбы Юрия на сестре Хана - Кончаке, существовала более тонкая подоплека. Ведь брак для всех, знающих обычаи и правила тех времен, выглядит очень унизительным для Чингисидов - выдать сестру за собственного раба. Московиту, прислуживая Хану три года к ряду, пришлось очень много попотеть. Через подкупленных приближенных к Хану лиц, пришлось напомнить Узбеку о первородстве в земле Моксель потомства Александрова, так называемого Невского. Пришлось через придворную знать напомнить Хану, что сие первородство даровано Ханом Сартаком, с величайшего дозволения Великого Батыя, чьим родственником являлся и сам Хан Узбек. Я надеюсь, что Хану Узбеку также поведали о его далеком, идущем с андовой клятвы Сартака и Александра, родстве с Юрием Московским. Только в случае полного доказательства сравнительного "величия рода князя Юрия", монгольская правящая знать позволила ему взять в жены сестру Хана Узбека. Именно в том оказалось преимущество внука Александра Невского перед собственным дядей. А дары возить да задабривать Хана, умели все князья Суздальской земли.

Мы оставили Юрия Московского, когда он вместе с ордынским темником Кавгадыем жгли Тверские селения, приближаясь к Твери. Князь Михаил Ярославич двинул свои войска навстречу пришельцам.

"Михаил (Тверской. - В.Б.)... отражал неприятелей и наконец обратил их в бегство. Сия победа спасла множество несчастных...жителей Тверской области, взятых в неволю Татарами... Михаилу представили жену Георгиеву (Юрия. - В.Б.), брата его Бориса Данииловича и Воеводу Узбекова, Кавгадыя, вместе с другими пленниками. Великий Князь (Михаил. - В.Б.) запретил воинам убивать Татар и, ласково угостив Кавгадыя в Твери, с богатыми дарами отпустил его к Хану... и предложил Георгию (Юрию. - В.Б.) ехать с ним в Орду. "Хан рассудит нас, - говорил Михаил, - и воля его будет мне законом. Возвращаю свободу супруге твоей, брату и всем Новогородским аманатам (заложникам. - В.Б.)"... К несчастию, жена Георгиева (Юрия. - В.Б.) скоропостижно умерла в Твери, и враги Михаиловы распустили слух, что она была отравлена ядом".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.255./

И я надеюсь, читатель понимает: судьба князя Михаила Ярославича была предрешена. Князь-московит сыграл в свою игру. Приведя татаро-монгольские отряды в Суздальскую землю, он в любом случае выигрывал: и в случае победы татаро-монголов, и в случае победы Князя Михаила. Он ведь оставался в стороне.

В последующие годы московские князья очень часто любили использовать эту грязную наработку своих предков - политику стравливания то ли друзей, то ли врагов, то ли одних с другими. В ставке Хана Узбека Михаила тверского ожидала жестокая смерть. Юрий Московский исполнил свое обычное злодеяние.

"Георгий (Юрий. - В.Б.) и Кавгадый остановились близ шатра (где жил Михаил. - В.Б.), на площади и сошли с коней, отрядив убийц совершить беззаконие. Всех людей Княжеских разогнали, Михаил стоял один и молился. Злодеи повергли его на землю, мучили, били пятами. Один из них... вонзил ему нож в ребра и вырезал сердце... Георгий (Юрий, внук Невского. - В.Б.) и Кавгадый... сели на коней и подъехали к шатру. Тело Михаилово лежало нагое. Кавгадый, свирепо взглянув на Георгия (Юрия. - В.Б.), сказал ему: "он твой дядя, оставишь ли труп его на поругание?" ... Георгий (Юрий. - В.Б.) послал тело Великого Князя в Маджары, город торговый... Там многие купцы, знав лично Михаила, желали прикрыть оное драгоценными плащеницами и внести в церковь, но бояре Георгиевы (Юрия. - В.Б.) не пустили их к окровавленному трупу и поставили (бросили. - В.Б.) его в хлеве".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.259./

Как видим, на вооружении у князей-московитов появились новые методы борьбы со своими сородичами Рюриковичами. Если раньше князья Рюриковичи хоть как-то терпели инакомыслие среди своей братии, даже зачастую совещались, как им быть, то с Александра, так называемого Невского, и его потомства был перенят чисто татаро-монгольский стиль правления: уничтожение под корень всех инакомыслящих. В XIV веке князья-московиты проявляли жестокость еще с разрешения Ордынских Ханов, но в последующие века они войдут во вкус и уже по собственному хотению станут убийцами родных детей, отцов, братьев и так далее. Вспомните Ивана III, Ивана Грозного, Петра I, Екатерину II, Александра I и прочих. Вот вам, читатели, настоящая галерея русских князей и царей, поистине - выдающихся убийц. Но они одновременно и так называемый цвет русского самодержавия. А произросли эти "убийцы-цветочки" благодаря татаро-монгольскому "садоводческому" мастерству.

Так на крови соплеменников, благодаря татаро-монгольским Ханам, начиналось становление Московии в составе государства Золотой Орды. Все деяния, все повадки Московии идут из чисто Ханского государственного опыта. Даже опыт Новгородского Веча для Московии вскоре стал столь неприемлем, что жители Новгорода, как носители новгородского инакомыслия, были полностью уничтожены. Не стоит ошибаться на этот счет! Но надобно отметить существование некоторых факторов, которые поспособствовали в получении Московским Улусом преимущества в развитии перед другими Улусами земли Моксель.

Первый из них - породнение в свое время Александра, так называемого Невского, с сыном Батыя Сартаком. Здесь преимущество династии Александра Невского перед иными Рюриковичами вполне очевидное и о нем мы уже говорили читателю.
Второй фактор - Москва и Московский Улус были основаны с позволения Ханов в составе Золотой Орды так же, как Сарай - Батый или Сарай - Берке и были татаро-монгольской знати намного роднее, как собственное порождение.

Третий фактор - так сложилось, что только у последнего сына Александра Невского - Даниила, к началу XIV века сохранились сыновья - продолжатели рода. И эти князья оказались именно в Московии. Князья-московиты, наследники Александра, в полном объеме использовали в своих личных, корыстных целях два вышеприведенных фактора. Необходимо также обратить внимание, что именно на конец XIII и на первую половину XIV века пришлось еще одно важнейшее событие в жизни Золотой Орды, имевшее прямое влияние на становление Московского Улуса.

Именно в этот период с 1256 по 1312 годы в Золотой Орде принималась мусульманская вера. Хан Узбек в 1312 году окончательно повелел считать религию Ислам государственной религией. Притом, все, что делалось по указанию Хана, исполнялось беспрекословно - то есть, без обсуждений.

Но среди как самих татаро-монголов, так и прочих кочевых племен Золотой Орды, к тому времени (1270-ые годы) уже имелось очень много людей, исповедующих христианство. Драма этих людей была столь серьезной еще со времени Хана Берке, что им ничего не оставалось делать, как бежать в Суздальскую землю, то есть перекочевать из места на место в пределах единого государства. Тем более что и сам Хан постоянно кочевал вдоль Волги от реки Москвы до реки Терек. Об этом имеются исторические подтверждения.

И как говаривали русские историки, монголо-тюркский народ, исповедующий христианскую религию, "потоком потек" в Московию. Послушаем русских историков.
"Спрятаться от ханского гнева можно было только среди единоверцев внутри своего государства. Значит на Руси!..(Речь идет всего лишь о Суздальской земле! - В.Б.).
И вот начались выходы на Русь (землю Моксель. - В.Б.) татарских богатырей, с детства научившихся стрелять на полном скаку из тугого длинного лука и рубить легкой саблей наискосок, от плеча до пояса.
Для князей и церкви такие специалисты военного дела были находкой. Их принимали с распростертыми объятиями, женили на боярышнях и сразу же давали назначения в войска. Татарину, приехавшему на Москву зимой, жаловали шубу, а прибывшему летом - княжеский титул. Доверять им можно было спокойно. Путь назад им был отрезан, особенно после 1312 г., когда Узбек ввел в Золотой Орде ислам".
/Л.Н. Гумилев "В поисках ...", стр.351./

То были годы первого значительного пополнения мордово-финских племен тюркским этносом. Даже в "великорусских" народных былинах того времени зафиксированы именно такого, татарского типа богатыри.

Что интересно, в украинских народных сказаниях богатыри татарского типа напрочь отсутствуют. Даже русские профессора С.М. Соловьев и В.О. Ключевский вынуждены были это признать.



Как видим, этот "переток" тюркского этноса пришелся именно на период зарождения и становления Московии, то есть на 1270-1330 годы. Этот фактор насыщения Московского Улуса монголо-тюркским этносом оказал исключительно положительную роль в деле становления и укрепления Московии среди других земель Золотой Орды. Он обогатил этнос Моксель более воинственным монголо-татарским и привнес в среду обитания нравы и обычаи, которые были значительно ближе и понятнее правящей элите Золотой Орды.

Прежде чем вернуться к московским князьям, я хочу вместе с читателем наших исследований, обратиться еще к одному замалчиваемому явлению или, вернее, факту русской истории. Речь идет об участии Суздальских войск и дружин в военных действиях Империи. Нам сотни лет проповедовали российские "сказатели истории" об изолированном от Золотой Орды развитии Суздальской земли и, особенно, Московии.
Но и этот миф при детальном изучении окажется всего лишь очередной ложью для облагораживания Российской истории.

Не только татарские Баскаки да суздальские Князья приводили войска Орды в великое Владимирское княжение - улус, дабы наводить государственный порядок, собирать дань и карать неповинных. И войска Суздальских князей принимали не менее важное участие во внутригосударственных разборках и войнах государства Золотая Орда.

Вот факты, которые найдены в обычной литературе, доступные каждому человеку:

- 1247-1249 годы. Участие войск Суздальских княжеств в походе Батыя против Хана Гуюка. В походе принимали участие князья Андрей и Александр, так называемый Невский. Именно после этого военного похода Андрей получил ярлык на великокняжеский Владимирский стол.
Подтверждающие выписки приведены ранее из книги Л.Н. Гумилева "В поисках вымышленного царства".
- 1258-1260 годы. "Берке-хан посылал русских ратников в войска (Хана) Хубилая". Выписка сделана из книги Л.Н. Гумилева "В поисках вымышленного царства", стр. 350. Но подтверждение этого факта можно найти и в работе Г.В. Вернадского "Начертание русской истории", изданной в 1927 году в Праге, стр. 82. То есть, Суздальские дружины при Хане Золотой Орды, Берке, принимали участие в военных действиях Хана Хубилая, при завоевании Империей Китая.
- 1262-1263 годы. "В 1262 (году хан Берке. - В.Б.) начал войну с хулагидами за присоединение Азербайджана к Золотой Орде".
/БСЭ, третье издание, том III, стр. 236./
В войнах, ведущихся Золотой Ордой на Кавказе, Суздальские, а позже Московские дружины принимали постоянное участие. Мы это увидим в текстах, приводимых ниже.
- 1269-1271 годы. Суздальские дружины принимали участие в войсках Хана Менгу-Тимура в военном походе на Византию - прародительницу православной веры, что лишний раз подтверждает о переносе титула Царя в Русской Православной церкви того времени с Византийского престола на татаро-монгольский.
- 1275 год. Суздальские части в составе татаро-монгольских войск принимали участие в военном походе на Литву.
- 1270-1278 годы. Войска Суздальских Улусов в составе Ордынских войск под руководством татарских Темников осуществили завоевательный военный поход на Кавказ.

Приведу несколько подтверждающих выписок этих военных походов.
"Менгу-Тимур, хан Золотой Орды, в 1266-1282 (годы). Внук хана Батыя. При нем татары... с союзными (эко хватили, назвав вассалов - союзниками! - В.Б.) рус(скими) (И здесь наврали, всего лишь - суздальскими! - В.Б.) князьями совершили походы на Византию (1269-71), Литву (1275), Кавказ (1277)".
/БСЭ, третье издание, том 16, стр. 66./

Из этой выписки видно, как неприлично продолжали врать русские коммунисты-державники, похлеще "царских писателей истории".

"...другие князья - Борис Ростовский, Глеб Белозерский, Феодор Ярославский и Андрей Городецкий, сын Невского... - повели войско в Орду, чтобы вместе с Ханом Мангу-Тимуром итти на кавказских Ясов, или алан, из коих многие не хотели повиноваться Татарам и еще с усилием противоборствовали их оружию. Князья наши завоевали Ясский город... сожгли его, взяв знатную добычу, пленников и сим подвигом заслуживали отменное благоволение Хана... ходили и в следующий год...единственно исполняя волю Хана...".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.227./

- 1281-1290 годы. Суздальские дружины в составе татаро-монгольских войск принимали участие в военных завоевательных походах в Венгрию, в Польшу, в Иран. Все походы были неудачны, с большими потерями. Поэтому в русской литературе и истории о них говорится очень мало и вскользь.
/Л.Н. Гумилев "В поисках...", стр.312./
- 1319-1320 годы. Хан Узбек во главе татаро-монгольских войск, с привлечением суздальских и московских дружин, совершил поход на Арран - владение Хулагуидов на территории современного Азербайджана.
- 1330 год и далее. Суздальские и московские военные дружины направлены в поверженный монголами Китай, где выступают в качестве отдельного полка гвардии, представляя Московский Улус в церемониальных торжествах.

"Обмен подданными для несения военной службы между уделами (Улусами. - В.Б.) Монгольской империи имел место еще в XIV в. Узбек, хан Золотой Орды, как Чингисид, имел в Китае большие земельные владения, с которых получал доход.(Кстати, не меньшие владения Хан Узбек имел и в Московии! - В.Б.). Зато он поставлял из своего (большого. - В.Б.) улуса воинов, русских (московитов. - В.Б.) и ясов, в состав императорской (имеется в виду - татаро-монгольская Империя. - В.Б.) гвардии, в Пекин. Там в 1330 г. был сформирован "Охранный полк из русских (московитов. - В.Б.), прославляющий верность". (Верность империи. - В.Б.). Полк был расквартирован севернее Пекина, и в мирное время военнопоселенцы поставляли к императорскому столу дичь и рыбу".
/Л.Н. Гумилев "В поисках...", стр.350./

- 1335-1336 годы. Хан Золотой Орды Узбек совершил вторично поход на Арран - владение Хулагуидов на территории современного Азербайджана, куда, как всегда, привлекал войска Московского князя.
/БСЭ, издание третье, том 26, стр. 483./
- 1339-1340 годы. По указанию хана Узбека ордынские и московские войска пытались покорить Смоленское княжество, которое к тому времени уже вошло в состав Великого Литовского княжества. Поход войск оказался неудачным. Послушаем Н.М. Карамзина:

"...Иоанн (Иван) Александрович, (князь Смоленский. - В.Б.)..., вступив в союз с Гедимином (Великий князь Литовский. - В.Б.),захотел... совершенной независимости...Узбек... отрядил в Россию (Даже Смоленск к середине XIV века - не входит в состав татаро-монгольской Империи. - В.Б.) Могольского Воеводу, именем Товлубия, и дал повеление всем нашим (московским и суздальским) Князьям итти на Смоленск...Казалось, что соединенные полки Моголов и Князей Российских (всего лишь москово-суздальских. - В.Б.) должны были одним ударом сокрушить Державу Смоленскую, но, подступив к городу, они только взглянули на стены и, не сделав ничего, удалились!".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.286-287./

Здесь не стоит удивляться "примесу лжи". Татаро-монголов никогда не пугали стены. Они испугались литовско-украинских войск, выступивших на стороне Смоленска.
- 1356-1357 годы. По указанию хана Джанибека, правившего в Золотой Орде с 1342 по 1357 годы, московские дружины принимали участие в военном походе Хана в Персию. Именно в войска на Кавказ был вызван и Митрополит Алексий, дабы лечить жену хана Джанибека - Тайдулу. А сейчас мы сопоставим два интересных факта из разных источников. Итак, слушаем:

"Джанибек, хан Золотой Орды в 1342-1357, сын и преемник хана Узбека... Активно вмешивался во внутр(енние) дела рус(ских), (то есть суздальских. - В.Б.) княжеств и Литвы... В 1356 Д(жанибек) совершил поход в Азербайджан (Персию. - В.Б.), захватил Тебриз и посадил там наместника... На обратном пути в Орду Д(жанибек) погиб (1357 год. - В.Б.)".
/БСЭ, третье издание, том 8, стр. 192./

"Жена Чанибекова (Джанибека. - В.Б.), Тайдула, страдая в тяжкой болезни, требовала его (Митрополита Алексия. - В.Б.) помощи... Алексий поехал в Орду с надеждою на Бога и не обманулся, Тайдула выздоровела...Завоевав в Персии город Таврис... и навьючив 400 вельблюдов взятыми в добычу драгоценностями, сей Хан был (в 1357 году) злодейски убит сыном Бердибеком... Митрополит, очевидец столь ужасного происшествия, едва успел возвратиться в Москву".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.315-316./

Как видим, даже Митрополиты были не вольны в своих действиях. Беспрекословно исполняли повеления Хана, сопровождали его в военных походах, годами жили при ставке Царя - Хана, восхваляли Ханов в храмах как наследников Бога на земле, призывали народ к повиновению единому Царю-Хану. Православная церковь Суздальской земли, а позже Московии, усердно и честно служила единому татаро-монгольскому государству. Она была необходимой и составной частью единой Империи и никогда не противилась этому предназначению. Московская церковь цементировала устои Ордынского государства. Князей, пытавшихся бунтовать против татар, зачастую отлучала от церкви или проклинала. И всякие измышления "великороссов" о так называемой независимости Московской церкви от Ханов - это очередная ложь Российской империи.

В этой главе, уважаемый читатель, я хочу обратить твое внимание еще на два очень серьезных события тех лет.

Описывая участие суздальских и московских дружин в походах татаро-монгольских войск, мы слегка опередили события. Их участие в военном походе 1356-1357 годов опережает чередование знакомых нам московских князей того времени. Если вспомним, мы остановились на князе-московите - Юрии. Нам еще придется к нему вернуться, есть очень веская тому причина.

Сейчас же я хочу обратить внимание читателя на тот факт, что военный поход 1356-1357 годов проходил уже при жизни второго, так называемого святого Русской Православной церкви, Димитрия Донского. То есть будущий московский князь Димитрий воочию видел, какие жестокие военные законы существовали в его Отечестве - Золотой Орде.
Именно он, Димитрий, по писанию Н.М. Карамзина, вместе со своим отцом и прочей челядью встречал возвращавшегося из Орды Митрополита Алексия. Послушаем.
"Великий Князь (Московский. - В.Б.), его семейство, Бояре, народ встретили добродетельного Митрополита как утешителя небесного, и - что было всего трогательнее - восьмилетний сын Иоаннов, Димитрий... умиленный знаками всеобщей любви к Алексию, проливая слезы, говорил ему с необыкновенною для своего нежного возраста силою: "о Владыко! ты даровал нам житие мирное, чем изъявим тебе свою признательность?"
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.316./

Заведомо сочиненная ложь как живительный бальзам легла на душу "сочинителя истории". Он, казалось, лично побывал при том разговоре и обожествил Дмитрия прямо с детского возраста. Ему ничего не стоило любые вымышленные слова приписать будущему святому. Все исполнялось по методе - как хочу, так и ворочу. Но с таковой ложью мы встречаемся в русской истории повсеместно, поэтому сей "словесный мусор" "сочинителя истории" нельзя принимать всерьез. Нам из этого панегирика важен всего лишь факт: Дмитрий знал об участии московских князей и их войск в военных походах Ханов. Военное соучастие и повиновение Золотоордынскому Хану, как наместнику Бога на земле, было святой обязанностью московского князя - сии познания Димитрий Донской, усвоил, как видим, с детских лет. И о втором, исключительно важном факте поведал Карамзин, правда, пытаясь его оспорить.

"Сей мужественный витязь (Гедимин Литовский. - В.Б.), в 1319 году победою окончив войну с Орденом, немедленно устремился на Владимир (Волынский. - В.Б.)... Город сдался... Как скоро весна наступила (1320 год. - В.Б.) и земля покрылась травою, Гедимин с новою бодростию выступил в поле, взял Овруч, Житомир, города Киевские и шел к Днепру...осадил Киев. Еще жители не теряли надежды и мужественно отразили несколько приступов, наконец, не видя помощи...и зная, что Гедимин щадит побежденных, отворили ворота. Духовенство вышло с крестами и вместе с народом присягнуло быть верным Государю Литовскому, который, избавив Киев от ига Моголов,... скоро завоевал всю южную Россию (Речь идет о Киевской Руси. - В.Б.) до Путивля и Брянска".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.270-271./

Русская элита с исключительной настырностью пытается оспорить этот знаменательный факт истории - факт освобождения Киевской Руси от татаро-монгольского влияния в 1319-1320 годы. И мотив у них всего лишь один: мол, наши, так званные "летописные своды", ничего об этом историческом событии не сообщают. Не зафиксировали - и точка!
Но мы уже поведали читателю, что представляют найденные на потребу "летописные своды".

И, как всегда, возникают закономерные вопросы:
- Почему русские историки так яростно оспаривали факт освобождения Киевской Руси от татаро-монголов в 1319-1320 годы?
- Зачем сознательно запускали "примес лжи" в этот вопрос?

Для ответа необходимо всего лишь найти, в чем состоит московский интерес. И ларчик откроется вмиг.

В следующей главе мы воочию увидим, что Московия заполучила великокняжеский стол только в 1328 году, при Иване Калите, после жестокого погрома Твери. Именно тридцатые-шестидесятые годы XIV века стали изначальными годами становления Московского великокняжеского Улуса. Посему русские "писатели истории" сознательно умалчивали, что Киев отвоевал свою свободу у татаро-монголов еще в те времена, когда Москва и Московия не получили даже статуса великокняжеского. Они всегда проповедовали: мол, в 1380 году Московия показала свою силу, почти государственную, на Куликовом поле, а Киевская Русь всего лишь ушла под Литву. Как видим, одна "великорусская" ложь покрывалась следующей. Во благо Московской державы!
Но мы считаем, что в данном случае литовские и немецкие летописи более объективны, и необходимо пользоваться ими. Эти летописи еще в XIII веке именовали Галицких и Волынских князей князьями "всей земли Русской".



В те годы Московия даже не ведала, что это за понятие - Русская держава, ведь северных Рюриковичей до конца XVII века сначала именовали князьями Суздальской земли, а позже князьями Московскими - московитами. И не иначе!

При этом необходимо помнить, что до XVI века о Московии как о самостоятельном государственном образовании вообще нельзя вести речи. Даже в царской России в конце XIX века не отрицали эту мысль. Недаром в 1889 году в России даже была издана книга А.В. Экземплярского под названием: "Великие и удельные князья Северной Руси (?) в татарский период с 1238 по 1505 год".

Здесь, как говорится, ни убавить, ни прибавить.

Московия до XVI века оставалась в составе единого государства - Орды на правах рядового Улуса. И этнос Московского улуса оставался преимущественно финно-татарским.


 
PilotДата: Субота, 30.01.2016, 13:12 | Сообщение # 16
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 12032
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов За 11000 Постов За 12000 Постов
Статус:
Страна Моксель Ч.3, гл. 2


Владимир Белинский
Роман-исследование


Часть третья
Первоначальное "собирание земли русской"
2


Итак, мы снова возвращаемся к московскому князю Юрию Данииловичу. Как помним из нашего изложения, он, в конце концов, заполучил Владимирский великокняжеский стол. То есть, именно он стал собирать Ханскую подушную дань и отвозить ее в столицу Золотой Орды.

Вот как об этом сообщает Н.М. Карамзин:
"Утвержденный Ханом на Великом Княжении и взяв с собой юного Константина Михайловича (сын убитого Великого князя Михаила Тверского. - В.Б.) и Бояр Тверских в виде пленников, Георгий (Юрий. - В.Б.) приехал господствовать в Владимир...Гонцы (Тверские. - В.Б.) возвратились с... известием о всех ужасных обстоятельствах Михайловой кончины".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.263./

Мы помним, что именно благодаря доносу князя-московита был подвергнут жестокой казни Великий князь Михаил Тверской. И вполне нормально, что возмездие все же настигло подлеца - внука Александра Невского.

"В следующий год отправился к Хану и Димитрий (старший сын Михаила Тверского. - В.Б.). Там они увидели друг друга (Димитрий Тверской увидел Юрия Московского. - В.Б.), и нежный сын (Дмитрий. - В.Б.), живо представив себе окровавленную тень Михаилову (отца. - В.Б.), затрепетав от ужаса, от гнева, - вонзил меч в убийцу. Георгий (Юрий Московский. - В.Б.) испустил дух, а Димитрий, совершив месть по его чувству справедливую и законную, спокойно ожидал следствий (решения Хана Узбека. - В.Б.)".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.266./

Хан, естественно, встал на сторону своего погибшего зятя. Он повелел казнить Димитрия, дабы показать всем, что казнить и миловать может только он. Однако даже Хан понимал всю низость и мерзость Юрия Московского, и поэтому "Несмотря на казнь Димитриеву, Узбек в знак милости признал его брата (Александра Михайловича Тверского. - В.Б.) Великим Князем...Сия грамота писанная в 1327 году..."
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.267./

Но, как писал русский профессор В.О. Ключевский, "московские князья были гибкие и сообразительные дельцы", и, одновременно, как мы уже установили, - величайшие подлецы и мерзавцы. В этот раз стал плести интригу так званный Иван Калита, еще один внук Александра Невского, брат Юрия Московского.

68.72 КБ

На Тверь был натравлен сын Дюденя, двоюродный брат Хана Узбека - темник Шевкал.
Тверь во главе со своим князем снова восстала, пытаясь вырваться из порочного Московского круга доносов, сплетен и лжи.

"Сеча была ужасна. От восхода солнечного до темного вечера резались на улицах с остервенением необычайным. Уступив превосходству сил, Моголы заключились во дворце (Обрати, читатель, внимание: татаро-монгольская знать в городах Суздальской земли владела лучшим имуществом - дворцами. - В.Б.), Александр обратил его в пепел, и Шевкал сгорел там с остатком Ханской дружины. К свету не было уже ни одного Татарина живого. Граждане (Твери. - В.Б.) умертвили и купцов Ордынских".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.268./

Здесь уместно обратить внимание читателей на тот факт, о котором русские "сказатели истории" обычно умалчивают. Все города и селения Суздальской земли и Московии в XIV веке были сплошь наполнены проживающим в них татарским людом: баскаками, купцами, ордынской знатью, имеющей свои владения, искателями приключений и т.д. Это явление совместного проживания финского и татарского этносов очень существенно, так как лишний раз подтверждает факт существования единого государства - Золотой Орды на пространстве от Новгорода до Каспия. Не существовало в XIV и XV веках какого-то обособленного "русского Московского государства", как настырно пыталась внушить миру русская историческая наука.

Вернемся все же к тем далеким событиям.

"Узбек, пылая гневом, клялся истребить гнездо мятежников, ...призвал Иоанна Данииловича Московского, обещал сделать его Великим Князем и, дав ему в помощь 50 000 воинов, предводимых пятью Ханскими Темниками, велел итти на Александра, чтобы казнить Россиян Россиянами (Тверитян - московитами. - В.Б.)".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.268./

Что бы там не пытались внушить русские историки, но истина неоспорима. Москва снова (уже в какой раз!) предала своих соседей и в очередной раз стала на сторону татаро-монгольской государственности. В данной ситуации московским величием или московской независимостью даже и "не пахнет". Иного и не могло быть, внук Александра Невского, Иван Калита, очень хорошо помнил, что его дед Александр вполне осознанно поставил свой род на службу татаро-монгольской Империи, побратавшись с сыном Батыя. И внуки понимали, чем ревностнее будет их служба Хану, тем больше преимущества они заимеют перед иными Рюриковичами. Они даже предвидеть не могли, что в последующем Золотая Орда развалится и потомки через сотни лет, назовут их деяния "собиранием земли русской". Наследники Невского, как и их предок, всего лишь ревностно служили своему Хану - Государю.

"Между тем Иоанн (Калита. - В.Б.) и Князь Суздальский, верные слуги Узбековой мести, приближались (с войсками. - В.Б.) ко Твери, несмотря на глубокие снега и морозы жестокой зимы... Тверь, Кашин, Торжок были взяты, опустошены со всеми пригородами, жители истреблены огнем и мечом, другие отведены в неволю... Хан... будучи доволен верностию Князя Московского (Ивана Калиты. - В.Б.), дал ему самую милостивую грамоту на Великое Княжение, приобретенное бедствием столь многих Россиян (тверитян. - В.Б.)".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.269./

Вот таким образом Московия "за тридцать серебряников" купила, наконец, себе право на великокняжеский стол. Каким долгим и страшным путем они шли к этому праву на воровство!

Великороссов никогда не мучила совесть за сии жестокие деяния. Описывая события Московского предательства Твери, Н.М. Карамзин даже слегка не пытается осудить за бандитизм Ивана Калиту. Нет! Он не осуждает предателя - московита. Он осуждает тверского великого князя Александра Михайловича. Мол, зачем он все это затеял, лучше бы стал на колени, залез в ярмо, да испросил прощения у Хана. Он осуждает "хитрого" Хана Узбека, который "казнит россиян россиянами". Он осуждает жестоких и "свирепых монгольских воевод". Но для предателя Ивана Калиты не находит даже простейшего слова осуждения.

Так выглядит в обнаженном виде двойная русская мера: для своих и для чужих.

Однако читателю не стоит заблуждаться относительно московского князя Ивана Калиты. То был всего лишь ревностный служака Золотоордынских Ханов. Значительно позже, когда "сказателям" русской истории понадобится обосновать грязные деяния своих московских предков, они изыщут новые приличные термины, типа: "собирание земли русской", "Московский государь", "монарше повеление" и тому подобное. И весь этот букет украшений возложат не на истинного хозяина Суздальской земли и Московии - Золотоордынского Хана, а на Рюриковичей-московитов, ползавших на коленях в ярме перед Ханом, жадно искавших Ханской улыбки.

Но вернемся к событиям тех далеких времен. Князь Александр Михайлович, побивший татар в Твери, вынужден был сбежать из своей вотчины в Псков. Однако и там его настигли прислужник Хана Узбека - Иван Калита совместно с Митрополитом.

"Иоанн (Калита. - В.Б.), боясь казаться Хану ослушником или нерадивым исполнителем его воли, приехал в Новгород с Митрополитом и многими Князьями...видя, что надобно сражаться или уступить, прибегнул к иному способу, необыкновенному в древней России (Московии. - В.Б.): склонил Митрополита наложить проклятие на Александра и на всех жителей Пскова (вставших на защиту князя Александра Тверского. - В.Б.), если они не покорятся (приказу Хана. - В.Б.)"
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.276./

В этих событиях очень впечатляет поведение Митрополита. Как бы Русская Православная церковь не пыталась отмежеваться от связи с татаро-монголами, проделать ей это не удастся. Нагляднейший пример, когда простые христиане целого города подвергнуты церковному проклятию, ради сохранения величия, признанного Русской церковью своим Верховным Царем, Хана Узбека. Московская Православная церковь и ее Митрополит были верными слугами Хана Золотой Орды, служили ему преданно, денно и нощно молясь за него.

В приведенных выше словах Н.М. Карамзина кроется вся так называемая "обособленная независимость развития Московии от Золотой Орды". Как видим, уважаемый читатель, даже самые изощренные тезисы русской мифологии рушатся под жестким напором фактов. Требуется всего лишь отбросить словесную шелуху оправданий. Если московские дела и события ХIII-ХV веков рассматривать без добавленного впоследствии "примеса лжи", то факты повествования имеют отчетливую логику: повелитель единого государства - Хан Узбек, где оба московита, и князь Иван Калита, и Митрополит Феогност, всего лишь верные слуги Золотой Орды, повелел им доставить к нему проштрафившегося подданного. Что ретивые Митрополит с Московским князем и делают. Всего - то!

Но псковитяне не пошли на поводу у, проклявшего и отлучившего их от церкви, Митрополита. Они не предали Александра Тверского, и тот свободно уехал в Литву.
Как же вел себя в дальнейшем Иван Калита?

Я не стану излагать в деталях его действия, а приведу несколько выписок из Н.М. Карамзина. Суди, читатель, сам.

"...Иоанн частыми путешествиями в Орду доказывал свою преданность Хану..."
"Новогородцы, торгуя на границах Сибири, доставали много серебра из-за Камы, Иоанн требовал оного для себя и, получив отказ... в гневе уехал тогда к Хану (жаловаться. - В.Б.)".

"Истощая казну свою частыми путешествиями в корыстолюбивую Орду и видя, что Новогородцы не расположены добровольно поделиться с ним сокровищами Сибирской торговли, он хотел вооруженною рукою перехватить оные. Полки Иоанновы шли зимою, изнуренные трудностями... встреченные сильным отпором Двинских чиновников, они не имели успеха и возвратились, потеряв множество людей".

"Новогородцы отправили обыкновенную Ханскую дань к Иоанну, но Великий Князь, не довольный ею, требовал... еще вдвое более серебра, будто бы для Узбека".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.278, 280, 286./

Так верой и правдой служил Золотой Орде Иван Калита, всегда пресмыкаясь у ног Хана, а дома занимался обычным разбоем, выискивая для Орды лишнюю деньгу. Только по грубым прикидкам, Иван Калита с 1327 по 1340 годы провел в Орде, включая дорогу туда и обратно, не менее 9 (девяти) лет.

Посему, внушаемая сотни лет ложь, что Иван Калита - первый Московский князь - "собиратель земли русской", "возвеличитель Московии", - всего лишь обычный "примес лжи". Иван Калита был верным подданным Хана Узбека, служил ему верой и правдой. Притом отличался величайшей трусостью, подлостью, интриганством и предательством, что подтверждает и Н.М. Карамзин в IV томе.

Послушаем, уважаемый читатель, еще об одной интриге этого князя-московита.

В 1336 году беглый князь Александр Тверской принял решение вернуться в Тверь. Поехал к Хану и повинился перед Узбеком. После чего был возвращен Ханом на тверской стол. Это событие очень обеспокоило Ивана Калиту и он принялся плести новую интригу.

"Иоанн...(принял. - В.Б.) иное безопаснейшее средство погубить Тверского Князя... он спешил в Орду, и взял с собою двух старших сыновей, Симеона и Иоанна, представил их величавому Узбеку, как будущих надежных, ревностных (вот настоящая цена князей - московитов. - В.Б.) слуг его рода, искусным образом льстил ему, сыпал дары и, совершенно овладев доверенностию Хана, мог уже смело приступить к главному делу, то есть, к очернению Тверского Князя. Нет сомнения, что Иоанн описал его закоснелым врагом Моголов, готовым возмутить против них всю Россию (землю Моксель) и новыми неприятельскими действиями изумить легковерное милосердие Узбеково. Царь, устрашенный опасностию, послал звать в Орду Александра (Тверского. - В.Б.), Василия Ярославского и других Князей Удельных...
Иоанн же (подлая душонка! - В.Б.), чтобы отвести от себя подозрение, немедленно возвратился в Москву ожидать следствий".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.283./

Я хочу обратить внимание читателя на выше приведенную цитату в следующем плане. Для исполнения своего поклепа на Александра Тверского, Ивану Калите необходимо было вести очень тонкую интригу, иначе Хан Узбек запросто мог снести голову ему самому. Поэтому все проделывалось неторопливо и не во время одного посещения Хана. Да и попасть Московскому князю на прием к Хану было делом не простым. Сначала необходимо было посетить придворную знать да задобрить ее. И только после этого можно было рассчитывать на прием у Хана. То есть, исполнение всего изложенного потребовало от Ивана Калиты времени от пяти месяцев до года. И все это время московский князь с сыновьями находился при ставке Хана, кочевал вместе с двором, пил, веселился, развлекался, охотился, помогал сыновьям заводить знакомства со знатью и наследниками Хана, как говорится, вел светскую жизнь при дворе. И надо помнить, что именно так происходило каждый раз. Лишь с позволения Хана, Иван мог уехать к себе в Улус.

Послушаем, чем же закончилась интрига князя-московита.

"Да будет воля Божия!" - сказал Александр и понес богатые дары Узбеку и всему его Двору. Их приняли с мрачным безмолвием. Прошел месяц. Александр молился Богу и ждал суда. Некоторые Вельможи Татарские и Царица вступались за сего Князя, но прибытие в Орду сыновей Иоанновых решило дело, Узбек, подвигнутый ими или друзьями хитрого их отца, без всяких исследований объявил, что мятежный, неблагодарный Князь Тверской должен умереть... Александр...обнял верных слуг и бодро вышел навстречу к убийцам, которые, отрубив голову ему и юному Феодору (сыну. - В.Б.), розняли их по составам! Сии истерзанные остатки несчастных Князей были привезены в Россию (Тверь. - В.Б.)...".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.284./

Но князь-московит не надолго пережил Александра Тверского. Александр был казнен в 1339 году, а Иван Калита преставился в 1340 году.

Мы уже не в первом поколении видим действия князей - московитов и их Митрополитов: расчетливых, жестоких, жадных, и, до отвращения, трусливых. Они готовы проклясть свою паству лишь бы угодить Золотоордынскому Хозяину, они готовы предать и оклеветать любого, ради собственной выгоды. И русский историк даже не ищет этим деяниям оправданий. Зачем? Все сии деяния освящены в русской мифологической истории. Им не дана честная историческая оценка. Все подтасовано под великую ложь, в виде "собирания земли русской".

"В первой духовной (книге) этого князя (Иван Калита. - В.Б.), написанной в 1327 г., перечислены все его вотчинные владения. Они состояли из пяти или семи городов (сел! - В.Б.) с уездами. То были: Москва, Коломна, Можайск, Звенигород, Серпухов, Руза и Радонеж, если только эти две последние волости были тогда городами... Вот весь удел Калиты, когда он стал великим князем".
/В.О. Ключеский "О русской истории", стр. 140./

Но русский историк как всегда хитрит и не договаривает. Он приучает читателя верить в ложь и вымысел. Сознательно умалчивает о главном. Приходится искать сию главную недосказанную мысль среди других страниц, где она, попросту, запрятана и существует в ином контексте. Это мысль о том, что московский князь не был хозяином своей вотчины. И в татаро-монгольский период существования Московии - не мог быть. Он эту вотчину получал от Золотоордынского Хана только на период службы у Хана. То есть, владельцем вотчины был Хан. В этом случае терялся весь смысл великорусского измышления о княжеском наследии, о правомерности существования самого понятия "дедичевой земли". Еще один, осознанно запущенный в историю "примес лжи".
Послушай, читатель.

"Иоанн, располагая (во время ханской службы. - В.Б.) только своею отчиною, не мог их отказать сыновьям, ибо назначение его преемника зависело (было во власти! - В.Б.) от Хана".

И еще одно подтверждение этой мысли.

"...самое ближайшее право наследственное для Владетелей Российских (глядите, как отчаянно врет "писатель истории". - В.Б.) не имело силы без Ханского согласия. (И здесь ложь. Надо говорить: без Ханской воли. Хан давал не согласие, а лично решал! - В.Б.)".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр. 291; 312./

Бывали случаи в те годы, когда князей Суздальской земли лишали вотчины навсегда, а зачастую и самих князей уничтожали.

Князья-московиты династии Александра Невского уцелели только по той причине, что косвенно принадлежали к роду Чингисидов и очень преданно служили Золотой Орде. А все иное, преподнесенное русскими "писателями истории", является, по выражению Екатерины II, - "игрой с татарами в шутку".

И второе. Хочется обратить внимание державников типа Солженицына, Лужкова, Бабурина, Глазунова и других на существовавшие границы Московии к середине XIV века. Вот, господа, где была ваша земля в XIV веке. Но даже этот, сравнительно небольшой клочок земли, ваши предки приобрели величайшим разбоем и мерзостью, о которых мы поведали выше. Ведь никогда не станет здравомыслящий человек утверждать, что московиты, уничтожившие Тверское княжество, - "всю землю...положиша пусту", как донес нам летописец, стали наследниками тверского населения. Волк, разоривший овчарню и съевший овцу, не наследует ее поведение, ее гены, наконец, ее потомственную неповторимость. Недаром вся история Российского государства держится не на описании становления из татаро-финских племен "великорусского" народа, а на жизнеописании династии Рюриковичей да Романовых. И если честно следовать этой парадоксальной логике, то русская история должна начинаться на родине Рюриковичей, в Скандинавии. И не иначе!

Вот такие мы имеем парадоксы в русской истории от запущеного в нее "примеса лжи".
Вернемся все же в Золотую Орду. Как помним, Иван Калита в 1340 году, предав многих своих соседей, ушел в мир иной.

"Смерть Иоаннова была важным происшествием для Князей...они спешили к Хану. Два Константина, Тверский и Суздальский, могли искать Великого Княжения... Но Симеон Иоаннович... также поехал с братьями в Орду, представил Узбеку долговременную верность отца своего (естественно, не позабыл упомянуть и деда Даниила Александровича и прадеда Александра Ярославовича, так называемого Невского. - В.Б.), обещал заслужить милость Царскую (Ханскую. - В.Б.) и был объявлен Великим Князем...".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.294./

Не знаю, как ты, читатель, но я, читая такие "сказания" русского историка, сразу же представляю всю степень "величия" этого князя, всю его так званую "независимость" и "самостоятельность". Как видим, все князья Московские очень честно, в смысле преданности, служили единому государству и даже в помыслах не имели понятия об обособлении.

"Симеон... не уступал... отцу и следовал его правилам: ласкал Ханов до уничижения...".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.295./

Новый князь-московит, как и его отец, опускался в Орде до полнейшего унижения. Сие явление в московской практике того времени считалось естественным. Удивляет иное. По прихоти, неведомо чьей, князь Симеон почему-то получил к своему имени добавку - Гордый! В чем заключалась гордость князя - осталось загадкой. Возможно, и в этом проявилась, своего рода, двойная русская мера.

Необходимо отметить - московский князь Симеон Иоаннович занимал великокняжеский стол с 1340 по 1353 год и умер от чумы, или как ее тогда называли - Черной смерти, свирепствовавшей по всему миру. Одновременно с московским князем Симеоном умер и Митрополит Феогност.

"В 1349 году началась зараза и в Скандинавии, оттуда или из Немецкой земли перешла она в Псков и Новгород, в первом открылась весною 1352 года и свирепствовала до зимы с такою силою, что едва осталась треть жителей. Болезнь обнаруживалась железами в мягких впадинах тела, человек харкал кровию и на другой или на третий день издыхал... испытала тогда гнев Небесный, следственно и Москва... в короткое время скончались там Митрополит Феогност, Великий Князь, два сына его и брат Андрей Иоаннович".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.305,307./

"Все Князья Российские (Суздальской земли. - В.Б.) поехали в Орду, узнать, кто будет их Главою (собирать дань для Хана. - В.Б.)... Чанибек избрал Иоанна Иоанновича Московского, тихого, миролюбивого и слабого".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.311./

Я уже неоднократно обращал внимание читателя, как Н.М. Карамзин свободно и по своему хотению манипулирует словами: так суздальские и московские князья у него - российские; татарский Улус Московия - государство Российское; жители Московии - русский народ и т.д. Все эти термины относительно XIV и последующих веков не имеют под собой не малейшего основания. Сия ложь вливалась в повествовательную ткань российской истории медленно и целеустремленно, но значительно позже. Даже в начале царствования Петра I, государство, которым он правил, называлось - Московским или Московией. Но русские историки об этом умалчивают сознательно. Именно Петр I в начале XVIII века повелел кликать свое государство - Российским.

И уже который раз приходится обращать внимание читателя на очень существенный факт, практически умалчиваемый русскими историками. Речь идет о времени, проводимом московскими князьями в ставке Хана.

Необходимо знать, что сама ставка Хана в течение года перемещалась в пределах владений Золотой Орды. Владея миллионными табунами скота, сохраняя обычаи предков, Ханы Золотой Орды кочевали от столицы Сарая до Москвы, то есть с юга на север, и к зиме снова возвращались в столицу. Могли избрать иной путь кочевки, например, вдоль берега Каспия, от Волги до Терека и далее. Мы уже излагали эту истину, касаясь Ханов Батыя, Берке и Узбека.

Московские князья почитали за величайшую честь находиться со своей военной дружиной при ставке Хана. Так, князь Симеон Иоаннович за свои тринадцать лет московского княжения побывал 5 раз в Орде только по Ханской воле, да не менее 12 раз возил Хану ежегодную дань, в чем и заключалась его должность Великого князя. И если учесть, что в Орде он мог находиться от нескольких месяцев до года, то читателю становится понятным, где, преимущественно, находился московский князь. А вместе с князем, как правило, в ставке находился и Митрополит, и московская знать, и вспомогательная военная дружина на потребу Хана. Вспомним, как хан Джанибек писал Московскому князю: "мы слышали, что Небо ни в чем не отказывает молитве главного Попа вашего, да испросит же он здравие моей супруге".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.315./

И князь с Митрополитом при военном отряде тотчас отбыли в ставку Хана, где кочевали с ним вдоль Каспия, пока татаро-монгольские и московские войска "завоевали в Персии город Таврис".

Но русские историки о таких "мелочах" речь ведут иносказательно, а зачастую - совсем умалчивают. Такие "мелочи" совсем не возвеличивают "державу Русскую", скорее даже опровергают тезис о "державе Русской" в татаро-монгольский период.

Глядите, провел Симеон Иоаннович возле Хана, при Ханском дворе, то ли пять, то ли все десять лет, а по возвращении в Московию времени только и оставалось, чтобы быстрее собрать новую подушную дань со строптивых удельных князей. Отсюда и внутренние драки, и жалобы Хану на излишние поборы, и татаро-монгольские погромы. Московские князья походили от одного Александрова кореня и черты предательства, разбоя и пресмыкания перед Золотой Ордой наследовали от своего предка Александра, позже прозванного Невским. Но вернемся в Московский Улус. Как помним, "Чанибек (Джанибек. - В.Б.) избрал Иоанна Иоанновича Московского, тихого, миролюбивого и слабого".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.311./

В Московии с тех далеких времен повелось называть правителей, не грабящих соседей и не занимающихся разбоем, - тихими да слабыми. Мол, совсем не приращивали Московию ни богатством, ни территорией. Вот ежели бы лилась рекой человеческая кровь, да князь присовокупил к Московии кусок чужой земли - была бы совсем иная оценка деяний князя. Такому управителю "земли московской" - и почет, и слава, и хвалебные песнопения "на многие лета". Все по логике закоренелых захватчиков.

Иоанн II Иоаннович сидел на Московском великокняжеском столе с 1355 по 1359 год.
Как видим, всего 4 года. И сей князь большую часть своего княжения провел в Орде. После смерти Хана Бердибека, погибшего где-то в 1359 году, в Золотой Орде наступил период смутного времени. С 1360 по 1380 год на Ханском престоле побывало 25 человек. При этом некоторые, дорывавшиеся до Ханской власти, не являлись потомками рода Чингисидов, что вело к усилению междоусобицы и кровопролития.

Именно в годы смуты в Золотой Орде возвысился Темник (военачальник) Мамай, который был женат на дочери Хана Бердибека. Зачастую многие Ханы искали поддержки Мамая и именно им возводились и снимались с Ханского престола.

В начале того смутного времени и скончался московский князь Иоанн II Иоаннович.
"Князья ...явились в Орде с дарами, и новый Царь (Хан) дал Великое Княжение Димитрию Суздальскому ...коего не имели ни отец, ни дед его...".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.319./

Как видим, князья-московиты в очередной раз потеряли великокняжеский стол. Но они не согласились с этим и ждали подходящего момента. В конце концов дождались.

"Юный Димитрий Иоаннович Московский также находился в Орде ...сей отрок объявил себя тогда соперником Димитрия Суздальского в достоинстве Великокняжеском и звал его на Ханский суд, чтобы решить дело без кровопролития...и Бояре Московские вместе с Суздальскими отправились к (Хану. - В.Б.) Муруту...представляя лицо древних Ханов (то есть, будучи прямым потомком рода Чингисидов. - В.Б.), Мурут ...признал малолетнего Димитрия Иоанновича (Московского. - В.Б.) Главою Князей...".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.321./

Состоялась очень тонкая игра. Именно очередному Хану рода Чингисидов было напомнено о родстве его и предков князя Московского - Димитрия. Отчего московит и должен был заполучить преимущество.

Димитрий Московский не стал испрашивать великокняжеского стола ни у Мамая, ни у других Ханов Орды, не состоявших в династическом роду Чингисидов. Князья - московиты были рабски преданными потомкам Хана Батыя. Князья Александра Невского потомства понимали, как только они отступят от этой логики поведения, они тотчас же потеряют свое преимущество над другими Князьями земли Моксель.

Итак, на арену Московского Улуса в Золотой Орде вышел новый будущий святой Русской Православной церкви, так называемый Димитрий Донской.


 
PilotДата: Субота, 30.01.2016, 13:23 | Сообщение # 17
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 12032
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов За 11000 Постов За 12000 Постов
Статус:
Страна Моксель Ч.3, гл. 3


Владимир Белинский
СТРАНА МОКСЕЛЬ
Роман-исследование




Часть третья
Первоначальное "собирание земли русской"

3


Настало время поговорить еще об одном величайшем мифе российской истории, мифе о так называемой битве на Куликовском поле.
Но прежде чем подойти к этому событию, необходимо вспомнить, как же княжил главный герой Куликовской битвы московский князь Димитрий Иванович.

Вот так "воспел" Н.М. Карамзин получение московитом Димитрием ярлыка на великокняжеский стол:
"Таким образом слабая рука двенадцатилетнего отрока взяла кормило Государства (гляди, читатель, как - "святой", так сразу же стал править не Улусом, а - Государством. - В.Б.) раздробленного, теснимого извне, возмущаемого междоусобием внутри".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.322./

Как видим, "по щучьему велению", по Карамзина хотению заимел Димитрий не княжеский стол в татарском Улусе, а возвел Хан Мурут московита-князя в "величайшие Государи".

Обычная, попутная ложь русского историка. Вопрос в ином: мы помним - даже у себя, в Золотой Орде, несовершеннолетние наследники рода Чингисидов не могли получить Ханский престол. А здесь, глядите, взяли и дали пацану Улус под его правление. Мол, кто нас проверять будет, как захотим, так и заворотим.

Однако вскоре выяснилось, что "править" до совершеннолетия Димитрия был "посажен" - Митрополит Алексий, тот "Поп", что лечил жену Джанибека - Тайдулу.

Вот таковы Митрополиты-государственники Русского православия.

Читатель должен понимать, что все междоусобицы, вся пролитая кровь в земле Моксель в те годы пролилась благодаря воле Митрополита. Но изумляться не стоит. Русская Православная церковь всегда была привержена "державности" значительно больше, чем сами князья. Как для Димитрия, так и для Митрополита Алексия, Хан Мурут, выдавший им великокняжеский ярлык, был не просто земным повелителем, но и Наместником Бога на земле, то есть - Царем. Именно Митрополит Алексий и вся его церковная братия денно и нощно молились за земного Царя-Мурута.

Послушай, читатель, что об этом сказал уже в наши дни, русский академик Ю.Н. Афанасьев:
"Уже в Византии христианство превратилось в государственную религию. Там же сформировалась доктрина, которую можно назвать "идеологией священной христианской державы". Согласно этой доктрине, вселенской церкви соответствует священная христианская держава во главе с христианским монархом...
Именно из Византии пришло на Русь (на Московию. - В.Б.) представление о том, что Церковь не может существовать без Царства; между Царством и Церковью должно существовать полное единство - "симфония". Характерно, что когда на территории Руси (на Московии. - В.Б.) появился царь - и не православный христианин, а иноверец - монгольский хан, наша (Владимирская, позже Московская. - В.Б.) церковь поспешила признать его и вскоре стала возносить молитвы за хана.

Монголо-татары, для которых было характерно покровительство всем религиям, в свою очередь предоставили церкви многочисленные привилегии. Церковь, таким образом, продемонстрировала свою солидарность с властью (пусть иноверной), а не с народом...
Не случайно такое тяготение церкви к Москве. На самом деле это - тяготение к Орде, к Власти то есть".
/Журнал "Простор" №3, Алматы, 1998 год, стр. 120-121. Статья Юрия Афанасьева: "Взгляд из Москвы"./

Вот таков московит Митрополит Алексий - спаситель человеческих душ! Полнейшая пародия на религиозного священника. Но и сегодняшний его тезка - московский Патриарх Алексий II (а теперь уже олигарх Кирилл-Гундяев, - oleg_leusenko), ничем не отличается от своего давнего предшественника: так же печется о "державности", о "единой и неделимой", так же проклинает непослушных Московии. Однако, это к слову.

Интересен второй аспект вопроса, а именно: почему и в этот раз князь-московит получил ярлык на великокняжеский стол?
Читатель никогда не найдет у русских историков правдивого ответа на подобные вопросы. Ответы всегда окутаны восхвалительным фимиамом и словоблудием о "Московской державной поступи" и "собирании земли русской".

Давайте попытаемся и здесь приоткрыть пелену величайшей лжи. Я надеюсь, читатель уже успел обратить внимание, начиная с сыновей князя Александра, так называемого Невского, его наследники заимели преимущественное право на великокняжеский ярлык. Татаро-монгольские Ханы династии Чингисидов, правящие в Золотой Орде, даже не подвергали сомнению право наследников Александра Невского на приоритет. И, заметим, среди них, наследников, были, преимущественно, вполне посредственные личности.
Так в чем же дело?

Дабы ответить на этот вопрос, необходимо слегка отстраниться от повествования. Погляди, читатель: Золотоордынские Ханы как бы задались целью именно возвысить Москву над другими княжествами. Любые распри между князьями, в конце концов, решаются в пользу Москвы; все доносы в Орду идут, как правило, из Москвы. Ни одного казненного московского князя за 100 лет до смерти Димитрия Донского мы не наблюдали. Хотя у князей других линий головы летят повсеместно. Правда, было много князей этой династии отравленных, но это - другой вопрос. Любые просьбы Московских князей по наведению порядка в Суздальской земле и подавлению смуты, Ханы Золотой Орды исполняли с большущим удовольствием.

Элита Золотой Орды переезжала, селилась, получала льготы, жила и чувствовала себя в Московии, как дома. Не то что в Твери или в Рязани, где против них всегда бунтовали, а зачастую их и вовсе вырезали. В Москве же с 1272 года по 1373 год мы не ведаем ни об одном бунте против татар.

И, что интересно, татаро-монголы Золотой Орды так, как в Московии, не вели себя ни в одной покоренной земле.
Даже все походы Ханских войск в Суздальскую землю после 1238 года осуществлялись только по просьбе или по ложному доносу родственников так называемого Александра Невского.


Все это выглядит более чем странным, если следовать логике русских "повествователей истории". Однако все становится строго "в колею", если вспомнить те факты, о которых русские - и романовские, и большевистские историки то ли умалчивали, то ли говорили мимоходом.

Итак, почему отдавалось Москве предпочтение перед Тверью, Владимиром, Рязанью, Нижним Новгородом, Ростовом и т.д.?
Если вспомнить, что Москва основана во времена Ордынские, в 1272 году, что в ней с самого начала свободно селились выходцы с юга Золотой Орды - татары, то и вопрос отпадет сам по себе. Не забудем и вторую немаловажную причину: первым Московским князем стал, по существу, Чингисид - младший сын Александра Невского - Даниил.

Читатель помнит - Александр Невский, попав в 1238 году в Орду, прожил там до 1252 года под рукой самого Хана Батыя. Получив в руки парнишку 8-9 лет, Батый воспитал Александра по своим правилам, привив ему свои взгляды на жизнь, сделав из него настоящего сына - степняка, преданного Золотой Орде. Поэтому нет ничего странного, что, получив воспитание в Золотой Орде, Александр, так называемый Невский, спокойно предал брата великого Владимирского князя Андрея, сверг и, впоследствии, погубил его. Как мы видели, в Орде это считалось обычным по тем временам явлением.

Но что интересно, лица рода Чингисидов в XIII веке не могли быть убиты своими сородичами с пролитием крови, что считалось прегрешением перед Небом. И вполне объяснимо, отчего и сам Александр Невский, и несколько его наследователей умерли какой-то странной смертью, "возвращаясь с Орды".

Ханы не стали проливать кровь Александра, не стали ломать хребет, его просто отравили за провинности перед Золотой Ордой. Наказан он был за бунт, происшедший в Суздальской земле в 1262 году. Даже Н.М. Карамзин в своей "хвалебной оде о Московии", с оглядкой и намеками вынужден был тот факт признать.

"Сии происшествия должны были иметь следствие весьма несчастное... Правительство (Александр Невский. - В.Б.) не могло или не хотело удержать народ, то и другое обвиняло Александра в глазах Хановых, и Великий Князь решился ехать в Орду с оправданием и с дарами".
/Н.М. Карамзин "История ...", том IV, стр.204./

Естественно, князь Александр поехал в Орду не по своей воле, а по строжайшему приказу Хана Берке. Но главное состоит в том, что даже смерть Александра Невского, именно через отравление, лишний раз свидетельствует о его родстве с династией Чингисидов: - умер без пролития крови.

Вот, уважаемый читатель, мы и установили главные причины, почему князья-московиты, начиная с конца XIII века получали преимущество при наследовании великокняжеского стола.

Одновременно не стоит забывать, что и сам Александр Невский, и его наследователи проводили в столице Орды - Сарае, да в ставке Хана, то ли в военное время, то ли при развлечении и охоте, большую часть своей жизни. Они были своими среди знати Золотой Орды.

Послушаем, что об этом сказал русский академик Ю.Н. Афанасьев:
"Столица Орды - Сарай - это действительно Золотой Дворец, он являл такое великолепие, которого в русских (московских. - В.Б.) городах, к тому же разоренных и разоряемых как татарами (по просьбе князей-московитов. - В.Б.), так и теми, "кто будут, - как сказал А. Галич, - похуже Мамая, - своими", не было. В этом Дворце обитала Власть - абсолютная, безмерная, безграничная, максимально жестокая, непредсказуемая и недосягаемая, а потому - притягательная и зачаровывающая.

Не удивительно, что московские князья так любили ездить в Орду (А малолетний князь Димитрий, будущий Донской, - в особенности. - В.Б.). Приобщиться к Власти - вот что тянуло сюда даниловичей (потомков сына Александра Невского - Даниила. - В.Б.), рюриковичей и прочую русскую знать. Кроме того, Сарай - это был город царя. Того царя, кстати, мусульманина, за которого молились в русских (московских. - В.Б.) церквах".
/Журнал "Простор" №3, 1998 год.Стр.120. Алматы.
Статья Юрия Афанасьева "Взгляд из Москвы"./

Владимирские, а позже Московские князья, с величайшим удовольствием годами сидели в Орде, приобщались к власти, заигрывали перед Ханской знатью; месяцами носились по степи из конца в конец, принимали участие в Ханской охоте и развлечениях; вместе с Ханами хаживали в военные походы. Именно глядя на татаро-монгольское единовластие, они впоследствии, в XVII-XVIII веках и произвели свое подобие - "самодержавие". Не стоит думать, что этой участи избежал князь-московит Димитрий, будущий Донской.

И этот князь годами сиживал в Орде, приобщаясь к татарской культуре, повадкам и методам правления Ханов. Ему приходилось бывать в Сарае даже чаще, чем его предшественникам, так как за время смуты в Орде сменилось около 25 Ханов. И всем Ханам, просидевшим на престоле хотя бы около года, Димитрию приходилось лично присягать на верность, то есть залазить на коленях в хомут, ползти к ногам Хана, унижаться , как того требовал тогдашний этикет Золотой Орды.

Не будем забывать, что князю Димитрию приходилось самолично отвозить в Орду ежегодную дань и постоянно возобновлять ярлык на великокняжеский стол. В Сарае и в ставке Хана Димитрию скучать не приходилось.

Во-первых, его всегда сопровождала в Орду большая боярская свита и военная дружина, которая в любую минуту могла понадобиться Хану. Во-вторых, Димитрия с самого детства при поездке в Сарай сопровождал Митрополит Алексий, которому в Орде тоже находилась работа. Читатель, думаю, не позабыл о Сарайской Епархии, подчиненной Митрополиту. Как видим, - все были при деле...

Русские историки, и Н.М. Карамзин в том числе, очень туманно повествуют об этой стороне жизни московских князей, особенно тех, что удостоились "святости" в Русской православной церкви. Они осознанно упускают подобные мелочи, зачастую привносят отсебятину и откровенный "примес лжи", типа: "в Золотой Орде уважали и боялись русского полководца", дабы хотя такими трюками возвеличить князя-московита.

Но в Золотой Орде существовали строгие и жестокие порядки, которые неукоснительно соблюдались при любом Хане. Будем помнить - и Русская церковь в лице Митрополита, строго преследовала непослушных воле Хана. Она их попросту отлучала от церкви и предавала анафеме. Даже жителей целых городов, как псковитян в свое время, отлучали от церкви за неповиновение Хану. Московская церковная элита ревностно и честно служила татаро-монгольскому Царю, о чем никогда не стоит забывать. Но и об этом русские историки и Русская церковь умалчивали. И дабы читатель не думал, что я пытаюсь говорить голословно, приведу и в этом случае мысль русского ученого, профессора Льва Николаевича Гумилева.

"Но любопытно, что русские (московские. - В.Б.) князья, даже во время "замятни" (то есть во время смуты 1359 - 80 годов. - В.Б.), когда ханы менялись чуть ли не каждый год, продолжали возить "выход" (дань. - В.Б.) в Орду - то есть тот взнос, на который Орда содержала свое войско, помогавшее (Московии. - В.Б.) в войнах с немцами, литовцами и всеми врагами Великого княжества Владимирского".
/Л. Гумилев "Меня называют евразийцем". Алма-Ата, 1991 год, стр.15./

Не стоит забывать, что профессор Л.Н. Гумилев также состоял на службе большевистской русской власти и мог писать только то, что позволяла цензура. Глядите, как он грубо искажает истину. Всем давно уже ясно, что к началу "замятни" не существовало единого "Великого княжества Владимирского". С 1285 года существовало Великое княжество Тверское, где первым ярлык на стол получил Михаил Ярославович; с 1303 года появилось (временно!) Великое княжество Московское, где впервые ярлык на стол получил князь-московит Юрий Данилович; еще до нашествия Хана Батыя существовало самостоятельное Рязанское княжество.

Но для русских историков "примесы лжи" тем и ценны, что позволяют уйти от конкретики к словоблудию. Историк не посмел сказать правду, что даже во время смуты в Золотой Орде, Москва продолжала униженно возить "выход" в Сарай и даже не помышляла об освобождении от так называемого "татаро-монгольского ига". Свергать то, чего не существовало в натуре, попросту невозможно.
Как бы Н.М. Карамзин ни старался возвеличить князя Димитрия, но даже он, сочиняя свою "Историю", вынужден был хотя бы изредка приводить достоверные факты. Не словесные песнопения, а именно - факты.

И вот читателю один интересный факт.
В 1373 году Московское княжество, а вернее Улус Золотой Орды, заключило с Литвой, или вернее будет сказано, - с Великим Литовским Княжеством, соглашение о мире. Приведем цитату-факт из того договора-соглашения.

"Нет войны между нами. Путь нашим Послам и купцам... свободен. Князь Михаил (Тверской. - В.Б.) должен возвратить все похищенное им в областях Великого Княжения (Московского. - В.Б.) во время трех бывших перемирий и вывести оттуда своих Наместников, а буде они не выедут, то Димитрий (Московский. - В.Б.) может их взять под стражу и сам управиться с Михаилом в случае новых его насилий; Ольгерду (Великий Литовский князь. - В.Б.) же в таком случае не вступаться за шурина. (И вот, наконец, главное! - В.Б.) Когда люди Московские (то есть, князь Димитрий! - В.Б.), посланные в Орду жаловаться на Князя Тверского, успеют в своем деле, то Димитрий поступит, как угодно Богу и Царю (Хану Золотой Орды. - В.Б.), чего Ольгерд не должен ставить ему в вину".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.22./

Гляди, читатель, какой замечательный факт-истину обронил "сказатель" русской истории. Московский князь Димитрий в официальном договоре напоминает, что Золотоордынский Хан, наравне с Богом, является для него, Московского князя, единственным Хозяином и Повелителем и он не станет перечить решению Хана, он его выполнит беспрекословно.

И обратите внимание - Московский князь Димитрий отнюдь не тяготится этим состоянием. Он говорит о законном праве Хана повелевать как князем Московским, так и князем Тверским.

А нам многие десятилетия "пели песни" о "татаро-монгольском иге" и Куликовом поле.
Выше на той же странице у Н.М. Карамзина есть следующие слова: - "...написали договор, включив в него с одной стороны, Князей Тверского и Брянского, с другой же Рязанских, названных Великими".

На этот раз Н.М. Карамзин опроверг Л.Н. Гумилева. В том и состоит нечистоплотность историков, что они, будучи загнаными в "официальную мифологию", стараются ей подыграть, оправдать, усилить, улучшить и т. д., но не смеют выйти за искусственные надуманные схемы.

Л.Н. Гумилев отчетливо знал - к 1373 году в Суздальской земле существовали обособленно в составе Золотой Орды на правах удельных Улусов: Великое Тверское княжество, Великое Рязанское княжество, Великое Московское княжество, но угождая Московской правящей элите, вносит, казалось бы, совсем мелкую помарку, написав объединительно - Великое Княжество Владимирское. Этим он сразу внес в нашу мысль лживый отвлекающий образ, исказив саму суть явления. Ведь дань в Золотую Орду в 1373 году возили вполне конкретные князья: московские, рязанские, тверские и прочие. Но в таком случае, если после заключения договора с Литвой в 1373 году, для Московии остается Богом и Царем Хан Золотой Орды, которому Московия обязуется повиноваться беспрекословно, - о каком противостоянии между Москвой и Золотой Ордой может идти речь на Куликовом поле?

Вот она - ложь, видимая невооруженным глазом! Но есть и другие источники, опровергающие эту "великорусскую" ложь.
"Пожалуй, еще больший миф создан вокруг личности Димитрия Донского - тоже героя и предводителя русской (московской. - В.Б.) рати во время Куликовской битвы, с которой напрямую связывается освобождение Руси (Московии. - В.Б.) от татаро-монгольского ига. Конечно же у Дмитрия Донского даже в мыслях ничего не было похожего. Это все позднейшие "приписки" (то есть, сознательно запущенный "примес лжи". - В.Б.). Дмитрий Донской пошел "воевать" Мамая. А кто такой был Мамай? Он - предводитель одной из военных противоборствующих группировок в Орде. Мамай не был из рода Чингисхана и потому считался узурпатором власти (даже для Дмитрия Московского. - В.Б.). Дмитрий Донской двинул против него свои дружины как против преступника, незаконно захватившего власть. Когда русский (Московский. - В.Б.) князь разбил Мамая, Тамерлан и другие ордынские предводители поздравили его с победой над "общим врагом". Как известно, после Куликовской битвы русские (московиты. - В.Б.) еще сто лет платили татарам дань (и не только дань! - В.Б.).
/ "Аргументы и факты" № 46 , 1997 год, стр. 14. Ю.Н. Афанасьев "Пора перестать верить историческим мифам"./

Кстати, Димитрий Московский выступал против войск Мамая и раньше, в 1378 году, когда дрался на реке Воже с татарским мурзой Бегичем, подручным Мамая. Идя воевать против Мамая, князь-московит Димитрий выступал, в первую очередь, за попрание Мамаем прав Чингисидов на Ханский Престол, и, во вторую очередь, - за единство Золотой Орды, как целостного Государства.

Ложь русских историков в измышлениях о Куликовской битве просто поразительна! Все в той битве было искажено. Именно Димитрий Московский и встал на защиту единства и порядка в Золотой Орде.

Я хочу обратить внимание читателя еще и на тот факт, что в Куликовской битве на сторону князя-московита Димитрия не стал ни один князь других княжеств Суздальской земли. Ни один!

Величайший парадокс так называемого "освобождения от татаро-монгольского ига"! Димитрия поддержали лишь князья вассально от него зависимые да литовские удельные князья - два Ольгердовича, Андрей Полоцкий и Дмитрий Корибут Брянский. Все!

Даже тесть Димитрия Донского - князь Нижегородский Дмитрий Константинович - не направил ему в помощь ни одного дружинника. Не говоря уже о Великих князьях Тверских, Рязанских, дружинах Новгорода, Пскова и т.д.

А ведь уже сотни лет русская элита "поет", так называемую хвалу о подъеме "всего русского народа" против "татаро-монгольского ига".

И второе, погляди, читатель, кого имел в своем войске темник Мамай:
- ясы и аланы (народы Кавказа);
- половцы и печенеги (народы Прикубанья);
- бродники и черкасы (народы Причерноморья);
- фряги и бессермены (народы Крыма).

Так повествует нам о войске Мамая "Сказание о Мамаевом побоище".

Читатель понимает - войско Мамая практически состояло из одних наемников. Среди войска Мамая мы почти не видим коренных жителей Золотой Орды - татар. Что выглядит более чем странным, если верить "сказателям русской истории". Но если вспомнить, что Мамай кочевал преимущественно в степях Причерноморья, то в этом Мамаевом военном конгломерате ничего удивительного нет.
Татарский народ Поволжья и Каспия, составляющий вместе с булгарским и мордово-финским этносом Суздальской земли основу Золотой Орды, в своей массе не поддержал узурпатора власти - Мамая.

Даже Н.М. Карамзин в своей "оде Московии" вынужден был такие вещи признавать.

Послушаем:
"...он (Мамай. - В.Б.) долго медлил, набирая войско из Татар, Половцев, Хазарских Турков, Черкесов, Ясов, Буртанов или Жидов Кавказских, Армян и самых Крымских Генуэзцев...".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.36./

Интересен и количественный вопрос войск Мамая и Димитрия Донского. Здесь тоже обмана предостаточно. Русские "писатели истории" XVIII века не поскупились и "застолбили" за московским князем Димитрием и Мамаем рати в 150 тысяч человек. Как говорится, уж врать, так врать! Согласно версии русских историков и так званых "летописных сводов" войско Димитрия Донского состояло из двух частей: одна часть вышла из Московского Кремля, а вторая, литовская часть войска, присоединилась к первой в Коломне.

Послушаем Н.М. Карамзина.
"...полки с распущенными знаменами...шли из Кремля в ворота Флоровские, Никольские и Константино-Еленинские, будучи провождаемы Духовенством с крестами и чудотворными иконами... В Коломне соединились с Димитрием верные ему сыновья Ольгердовы, Андрей и Димитрий, предводительствуя сильною дружиною Полоцкою и Брянскою".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.38./

Вот и все войско Димитрия Донского.
Здесь хвалебной лжи подмешивать не стоит. Но если даже представить, что на территории старого Московского Кремля пеших и всадников собралось 10-15 тысяч человек вместе с обозом, то любой человек должен понимать, что больше там, попросту, вместиться не могло. Это при том, если вся территория Кремля была забита людьми, как селедкой бочка.

Как мы понимаем, даже цифра 15 тысяч всадников и пеших является завышенной. А дружины Полоцкая и Брянская, естественно, даже вместе не превосходили Московскую, иначе речь должна идти о победе над Мамаем не Московских войск, а о победе Литовских князей над Мамаем.

Я надеюсь - это очевидно.

Итак, под рукой Московского князя Димитрия было не более 20-25 тысяч человек. Это подтверждается и другими косвенными источниками.

По повествованию Н.М. Карамзина Куликовская битва длилась не более 3-4 часов:
- В 6 часов утра войска увидели друг друга;
- После чего произошел поединок Пересвета с Челубеем, где вся процедура поединка, вплоть до выноса тел погибших, заняла не менее 30-40 минут;
- В 9 часов ударил из засады "засадный полк", увидев который войска Мамая "не могли противиться новому строю войска свежего, бодрого" и побежали.

Вот и вся Куликовская битва.

В свое время русские историки очень долго устраняли "примес лжи" о количественном составе войск Батыя. Сначала настаивали на цифири вторгшихся татаро-монголов в количестве 300 тысяч человек, но после долгих споров, со скрежетом зубовным, сошлись на 30 тысячах.

Сегодня пришло время устранять очередную ложь Русской истории - ложь о "Куликовской битве" и количественном составе ее участников.

Очевидно, что битва 300 тысяч человек на очень ограниченном в размерах Куликовом поле, не могла закончиться в течение 3 часов.
Есть еще один величайший, наглядный пример, опровергающий ложь русской истории о численности войска Димитрия на Куликовом поле.
Я предлагаю для сравнения вспомнить о Бородинском сражении, где численность войск зафиксирована с определенной точностью. Здесь русским историкам врать попросту не позволили мировые и французские историки.

Так вот, "(русская армия в Бородинском сражении имела) 132 тысячи человек и 624 орудия, (а французская) - 135 тысяч человек и 587 орудий...". "Сражение началось около 5 часов 30 минут утра 26 августа... (только) с наступлением темноты Наполеон отвел войска на исходные позиции...".
/БСЭ, третье издание, том 3, стр.578-579./

Как видим, в Бородинском бою где в каждой из сторон было задействовано даже меньше войск, чем в Куликовской, бой длился с утра до позднего вечера. Да так и не закончился.

Французская армия в Бородинском бою потеряла 30 тысяч человек (по французским данным), русская армия - потеряла 44 тысячи человек (русские данные). При том, мы не должны забывать, что с применением артиллерии резко увеличиваются потери в живой силе. Но даже с учетом данного фактора потери в войсках составили 30 % от их состава.

А то ведь "сказатели истории" уже почти две сотни лет пытаются всех убедить, кстати, и себя тоже, что при помощи только меча, сабли, секиры и пики можно за 3 часа на маленьком ограниченном со всех сторон лесом и реками Куликовом поле, уничтожить сопротивляющуюся армию в 150 тысяч человек. Притом в военных доспехах (шлем, кольчуга, щит и т.д.).

Все "липовое сочинение" о Куликовской битве рассчитано на обывателя, жаждавшего именно такое услышать. Но настало новое время и "пластинку лживой истории" необходимо заменить.

Большевистские русские историки попытались, в пределах дозволенного, слегка поправить Н.М. Карамзина и других дореволюционных "сказателей истории". В Московской Советской Энциклопедии (третье издание), том 13, стр. 587, написано более осторожно: "Собравшееся в этих пунктах (Москва и Коломна. - В.Б.) рус(ское) войско численностью до 100-150 тыс. чел.". Мол, точно неизвестно. Такова история вокруг Куликовского поля.

Я не стану приводить читателю выписки из лживого панегирика о Куликовской битве. Это была лишь междуусобная драка внутри единого государства - Золотой Орды. Московский князь Димитрий, не поддержанный никем из других князей-соплеменников, всего лишь выступил за сохранение существовавших династических порядков в Золотой Орде и своих личных привилегий.

Димитрий дрался за свои привилегии, дарованные его роду еще Ханом Батыем. Вот чем в действительности была Куликовская битва 1380 года.

"Конечно, отношения русских (московитов. - В.Б.) и тюрок в XIII-XVI вв. были не безоблачные, но в эпоху феодальной раздробленности это было неизбежно. Разве меньший вред наносили междукняжеские усобицы, например... Москвы с Тверью, или распри степных племен, например ногаев и ордынских татар? Однако это были неполадки внутри единой системы, единой культуры, единой страны. (Сказано замечательно. Москва была всего лишь частью - улусом единой татарской Империи, единой великой культуры Азии. - В.Б.). Да если бы было иначе, разве смогли бы русские (московиты. - В.Б.) землепроходцы с ничтожными силами пройти сквозь огромную Сибирь и Дальний Восток".
/Л. Гумилев "В поисках...", стр.352-353./

Вот такими словами подтвердил наши мысли профессор - евразиец Н.М. Гумилев. Однако я хочу обратить внимание читателей еще на один эпизод, имевший место в период княжения Димитрия до Куликовской битвы.

Вот о чем повествуют литовские и европейские летописи:
"Ольгерд (великий Литовский князь. - В.Б.) немедленно выступил с войском в середине Великого поста и вел с собою Послов Димитриевых до Можайска; там отпустил их и, дав им зажженный фитиль, сказал: "Отвезите его вашему Князю. Ему не нужно искать меня в Вильне, я буду в Москве с красным яицом прежде, нежели этот фитиль угаснет. Истинный воин не любит откладывать, вздумал и сделал". - Послы спешили уведомить Димитрия о предстоящей опасности и нашли его в день Пасхи идущего к Заутрене, а восходящее солнце озарило на Поклонной горе стан Литовский. Изумленный Великий Князь (Московский. - В.Б.) требовал мира, Ольгерд благоразумно согласился на оный, взяв с Россиян (московитов. - В.Б.) много серебра и все их владения до реки Угры. Он вошел с Боярами Литовскими в Кремль, ударил копьем в стену на память Москве и вручил красное яицо Димитрию".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.23./

Н.М. Карамзин, правда, пытается оспорить этот факт. Что вполне понятно - кому понравится такое событие, да еще накануне самой Куликовской битвы. Само событие в полной мере объясняет "величие Московии", ее истинные возможности "сбросить татаро-монгольское иго" в 1380 году. Как видим, даже надобности в "сбрасывании ига" не существовало. Именно войска Золотой Орды постоянно защищали свой Московский Улус от посягательств соседей. Иначе Московия была бы просто уничтожена соседями, так и не появившись как самостоятельное государство.

Читатель также должен знать, что Великое Княжество Ольгерда в те далекие времена именовалось следующими словами: "Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское". А русскими в том княжестве были жители сегодняшней Украины!

Московский же князь Димитрий Донской повелевал в 1380 году - московитами. А московиты никогда русичами не были.
"Всякий раз, едва доведется читать о событиях XII-XIII столетий, необходимо помнить: тогда "Русью" называли...-киевское, переяславское и черниговское княжества. Точнее: Киев, Чернигов, река Роись, Поросье, Переяславль - Русский, Северская земля, Курск. Сплошь и рядом в древних летописях пишется, что из Новгорода или Владимира (Суздальского. - В.Б.)... "ехали в Русь!" То есть - в Киев. Черниговские города - "русские", а вот смоленские - уже "нерусские".
/Бушков "Россия, которой не было", стр.117./

Украли слово "русский" у коренного народа Поднепровья, московиты значительно позже, когда понадобилось "великое прошлое" для империи, сколоченной Московией. Тогда и Куликовскую битву подали как попытку "освобождения от татаро-монгольского ига".


 
PilotДата: Субота, 30.01.2016, 13:43 | Сообщение # 18
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 12032
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов За 11000 Постов За 12000 Постов
Статус:
Страна Моксель Ч.3, гл. 4


Владимир Белинский
СТРАНА МОКСЕЛЬ
Роман-исследование


Часть третья
Первоначальное "собирание земли русской"

4

Итак, читатель, давай поглядим, действительно ли Дмитрий Донской такой уж "великий человек", сражавшийся за свободу Московии, или это обычный трусливый московский князь. Для чего вкратце проследим сам ход Куликовской битвы по Н.М. Карамзину:

"Войско тронулось и в шестом часу дня увидело неприятеля среди обширного поля Куликова".
/том V, стр. 40./



Вначале, как мы помним, произошел поединок Пересвета с Челубеем. Но об этом "сказатель истории Российской" умалчивает - то ли позабыл, то ли с определенной целью. Скорее - второе. Лишь там, где Димитрий Донской уже осматривает поле боя и "плоды великой победы", Н.М. Карамзин говорит вскользь:
"...и многие другие положили головы за отечество, а в числе их и Сергиев Инок Александр Пересвет, о коем пишут, что он еще до начала битвы пал в единоборстве с Печенегом, богатырем Мамаевым, сразив его с коня и вместе с ним испустив дух".
/том V, стр. 42./

Здесь я обращаю внимание читателя на тот факт, что единоборство представителей обоих сторон не могло закончиться ранее 7 часов утра, а скорее - позже.

Не станем забывать, что войска Мамая исповедовали Ислам и с восходом солнца верующие обязаны были принести молитву Великому Аллаху. Необходимо также помнить, что Куликовская битва произошла 8 сентября, когда солнце появляется над землей только к 7 часам утра.

А сейчас послушаем, как далее происходила битва:
"На пространстве десяти верст лилася кровь Христиан и неверных. Ряды смешались, инде Россияне(?) теснили Моголов, инде Моголы Россиян, с обеих сторон храбрые падали на месте, а малодушные бежали: так некоторые Московские неопытные юноши - думая, что все погибло (?) - обратили тыл...
Настал девятый час дня, сей Димитрий (Литовский. - В.Б.), с величайшим вниманием примечая все движения обеих ратий, вдруг извлек меч и сказал Владимиру: "Теперь наше время". Тогда засадный полк выступил из дубравы, скрывавшей его от глаз неприятеля, и быстро устремился на Моголов. Сей внезапный удар решил судьбу битвы, враги изумленные, рассеянные не могли противиться новому строю войска свежего, бодрого, и Мамай, с высокого кургана смотря на кровопролитие, увидел общее бегство своих... и бежал вслед за другими".
/том V, стр. 41./

Битва на этом закончилась.
Я еще раз подчеркиваю: уже к 10 часам войска Мамая бежали. Однако нас сотни лет пытались убедить, что в этой битве с обеих сторон сражалось триста тысяч человек.

Вот такие "песняры" "многие лета" "пели" Историю государства Российского. Интересны еще некоторые аспекты Куликовской битвы.

Оказывается, Димитрий Московский сделал сверхоригинальный ход перед сражением: он отдал свой княжеский убор и своего коня простому боярину, велел тому одеться в великокняжеские доспехи и стать под великокняжеским Московским Знаменем, то есть, заменить Димитрия, а сам, "замаскировавшись в одежду простого воина", ушел в ряды простолюдинов. Там он и сражался среди рядовой массы людей, где был оглушен и лежал без сознания у "срубленного дерева".

Князь не руководил битвой, как полководец, не управлял войсками в ходе сражения, а отчего-то запрятался среди простых воинов. Создается впечатление, что князь Димитрий Донской очень боялся появиться на Мамаевы глаза в своем княжеском обличье. Не странно ли?
Интересен и тот факт, что простому воину Димитрию московскому, абсолютно не принимавшему участия в руководстве боем, впоследствии присвоили всю заслугу в победе, возвели в лик "святаго", и даже приписали титул - Донской.

Сверхстранная логика великороссов!

Вспоминается эпизод из книги Константина Симонова "Живые и мертвые", когда к комбригу Серпилину привели переодетого в солдатское обмундирование полковника. Как негодовал комбриг, какие пронзительные порицания излил на голову полковника. Мол, недостойно русского офицера - прятаться от врага в солдатскую гимнастерку!..

А князю Димитрию Московскому это деяние, как видим, сошло с рук. Даже святым провозгласили.

Такова двойная мера русской истории и на сей раз.

Есть еще одна сторона Куликовской битвы, не исследуемая русскими историками, а принимаемая на веру от Екатерининской "Комиссии". По версии "сочинителей истории", на помощь Мамаю шел Литовский князь Ягайло. И не просто шел, он с войсками "в день битвы находился не более как в 30 или 40 верстах от Мамая".
/том V, стр. 42./
"...узнав ее следствие, он пришел в ужас и думал только о скором бегстве, так что легкие наши (Московские. - В.Б.) отряды нигде не могли его настигнуть".
/том V, стр. 43./

Оказывается, литовский князь Ягайло со своими свежими войсками настолько испугался потрепанного Московского войска, что прямо-таки улетучился от московитов. Это при том, что его родные братья Андрей и Димитрий (Полоцкий) со своими дружинами выступали на стороне Московского князя.
И невдомек "великороссам" задать самим себе простейший вопрос: возможно потому и побежали войска Мамая, что узнали о приближении войск Литовского князя Ягайла! Ведь для них не было секретом, что войска братьев Ягайла сражались на Куликовском поле, и стояли в самом центре сражения. Они не прятались, как Димитрий Московский, сражались открыто под своими княжескими знаменами. Тогда и трусость Димитрия Московского вполне объяснима. В случае поражения, он мог сослаться на принуждение литовских князей, мол захватили да принудили сражаться. А возможно так оно в действительности и было, - поход организовали Литовские князья, а Московского князя, всего лишь, обязали принять участие. Вспомните 1373 год!

Именно за несколько лет до Куликовской битвы, Великий Литовский князь Ольгерд "...вошел с Боярами Литовскими в Кремль, ударил копьем в стену на память - Москве и вручил красное яицо Димитрию".

Эта сторона вопроса русскими историками никогда не исследовалась. После запуска величайшего количества "примеса лжи" в мифологию о Куликовской битве у русского истеблишмента в этом не было необходимости, и представляло опасность.

Московская Правящая элита никогда не думала, что настанет время и "униженные инородцы" подвергнут их лживую мифологию честному исследованию.
Совсем недавно, во время работы над этой главой, у меня в руках, наконец, появилась книга "История Русов или Малой России" Георгия Конисского, Архиепископа Белорусского. Книга впервые напечатана в Москве, в 1846 году, в университетской типографии, хотя появилась за сто лет до этого и распространялась в рукописях.

Так вот, "История Русов" очень четко дает ответ на вопрос о времени освобождения Киевской Руси от татаро-монгольского владычества. Она утверждает: освобождение произошло в 1320 году, что яростно оспаривают "великороссы", особенно Н.М. Карамзин - "песенный сказатель величия Московии". Послушаем автора, написавшего свой труд значительно раньше Н.М. Карамзина, во второй половине XVIII века.

"Поэтому Гедимин Князь года 1320-го, пришел в земли Малорусские (уже терминология "великорусская". - В.Б.) с воинством своим Литовским, соединившись с Русскими (понятно, что с - Киевским, и ни в коей мере - не с Московским. - В.Б.), что состояло под командой воевод Русских Пренцеслава, Свитольда и Блуда да полковников Громвала, Турнила, Перунада, Ладима и других, изгнали с Малой Руси Татар, победив их в трех битвах и в последней, главной, над рекой Ирпень, где убиты Тимур и Дивлат, Князья Татарские, Принцы Ханские. После этих побед возобновил Гедимин правление Русское под начальством избранных народом лиц, а над ними поставил наместником своим из Русского рода Князя Ольшанского, после которого было из того же рода много иных наместников и воевод".
/Георгiй Кониський. "Iсторiя Русiв". Київ,
1991 рiк, стр. 41./

Освобождение Киевской Руси от татаро-монгольской зависимости в 1320 году, в результате чего украинский славянский этнос получил возможность сформироваться, как самостоятельный народ, стало одной из главнейших предпосылок, которые принудили московский истеблишмент в дальнейшем к запуску величайшего "примеса лжи" в сочиняемую великороссами собственную историю. Иначе они оставались детищем Золотой Орды, а история великороссов брала свое начало всего лишь со второй половины XII века.


Искажены особенно события и факты, происшедшие с 1150 по 1600 годы сначала в Ростово-Суздальской земле, а позже - в Московии.
Московская правящая элита не могла смириться с тем фактом, что после освобождения в 1320 году Киевской Руси, она еще более 200 лет оставалась в составе Орды. Платила дань и по-прежнему возносила в своих храмах молитвы Хану, как своему Государю, раболепствовала перед татарами.

Отсюда и родилась величайшая ложь о Куликовской битве, о великом святом трусе, Димитрии Донском, об уничтожении татарского стопятидесятитысячного войска всего лишь за 3-4 часа. И прочая, и прочая, и прочая. Чего не сочинишь, когда отсутствуют критические и сдерживающие факторы, а своя рука - владыка.

Возвращаясь к Куликовской битве, хочу обратить внимание читателя на очень интересную деталь, высказанную Н.М. Карамзиным на одной из страниц своей "Истории...".

Вот какими словами он "воспел" войско Димитрия Московского, собранное перед походом:
"Великий Князь хотел осмотреть все войско, никогда еще Россия (Московия. - В.Б.) не имела подобного даже в самые счастливые времена ее независимости и целости; более стапятидесяти тысяч всадников и пеших стало в ряды, и Димитрий, выехав на обширное Поле Девичье, с душевною радостию видел ополчение столь многочисленное, собранное его Монаршим(?!) словом в городах одного древнего Суздальского Княжения, некогда презираемого(!!) Князьями и народом (!!) южной России".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.38./

Ай да Н.М. Карамзин! Какую уронил жемчужину. Даже поблагодарить хочется этого сверхопытного "повествователя". Такую мысль, вечно прятанную великороссами, - взял да произнес вслух.

Послушайте и запомните навсегда: "...видел ополчение... собранное в городах одного... Суздальского Княжения, некогда презираемого Князьями и народом южной России (то есть Киевской Руси. - В.Б.)".

Этими словами Н.М. Карамзин выдал простому читателю "Истории..." величайшую истину, а именно: Суздальское княжество и позже, отпочковавшееся от него - Московское, были местом ссылки низкородных князей - неудачников; княжество нищее, малолюдное и во времена Киевского величия, абсолютно презираемое. Возникает закономерный вопрос: неужели после этих слов Н.М. Карамзина кто-либо поверит, что в XI-XIII веках предки украинцев - поляне, древляне, уличи, тиверцы и т.д. бежали или "текли" в эти "презираемые" земли, дабы, смешавшись с "чудью", создать нацию великороссов.
Думаю, читатель еще раз смог убедиться во всей надуманности русской гипотезы о "перетоке" людей из Киевской Руси в Московию - лживой идее Российской империи, при помощи которой московский истеблишмент пытался объяснить свое славянское происхождение. И еще на одну мысль Н.М. Карамзина необходимо обратить внимание: он с величайшей гордостью противопоставляет московитов народу "южной России", то есть украинцам. Читатель ведь понимает - речь идет об Украине или по великорусскому - "Малороссии".

Во времена жизни Н.М. Карамзина с величайшей помпой восхвалялось все великорусское, и почти с презрением и барской снисходительностью говорили об инородцах, особенно о покоренных Московией славянах - украинцах и поляках. О белорусах вообще не упоминали, их как бы и не существовало. Мол, глядите, какими недальновидными были ваши предки, теперь по праву "презираемые" великороссами.

А как величественно звучат слова: "собранное его Монаршим словом". Чувствуете? Это уже прямой предок Монарха, а Империя уже с того дня запрограммирована от Варшавы до Тихого океана. Не иначе!

И совсем позабыл Карамзин, что Димитрий вовсе не Монарх, а всего лишь - вассал, ездивший в Золотую Орду к Хану, дабы ползать в ярме и вымаливать ярлык на удельное княжение в настоящей Империи. Но разве об этих мелочах должен всегда помнить великоросс. Зачем? Ему захотелось "сочинить" величественную историю именно Российской Империи. А это занятие в те, да и последующие времена, очень поощрялось, ибо позволяло уже в 1380 году заиметь не мелкий Московский Улус, живущий разбоем, а именно - Россию.

Вот таким образом, сознательно запуская в повествование "примес лжи" и отсебятину, с намеками да ухищрениями, выдавая желаемое за действительность, писалась История Московии.

А сейчас автор предлагает посмотреть, что произошло в Московии после Куликовской битвы, о чем русские историки всегда говорили скороговоркой, а чаще просто умалчивали. Особенно в учебниках для молодого поколения, как своего, так и инородного. А уж поведать об обычной трусости самого князя Димитрия, считалось кощунством и святотатством. Однако послушаем факты самой истории.

Побитый Мамай был всего лишь одним из многих правителей татаро-монгольской Империи, раздираемой в те годы склокой.

В том же 1380 году, поддержанный другими Чингисидами, но особенно, великим Тамерланом, к власти в Золотой Орде пришел Хан Тохтамыш. Он в течение года навел в Орде жестокий порядок и повелел Димитрию срочно отправить ему в помощь Московскую дружину.

То ли Димитрий попытался потянуть время, то ли он не успел вовремя исполнить приказ, но так уж случилось, что Московский князь попал в 1382 году в немилость к Тохтамышу. Здесь не стоит даже допускать мысли, что Димитрий московский уже подумывал о собственной государственности. Это очевидная ложь. Он в свое время получил благодарственное письмо Тамерлана и знал, кто стоит за спиной Тохтамыша.

И дабы наказать неисполнительного Димитрия, Хан Тохтамыш в 1382 году двинул свои войска на Москву. При том, не трогая ни Тверское, ни Рязанское, ни Владимирское великие княжества.

В той ситуации Князь Московский Димитрий, победитель Куликовского поля, "дал обыкновенного труса". Взял да сбежал с Москвы, бросив на произвол судьбы своих подданных.

Но Н.М. Карамзину никто и никогда бы не позволил вот так запросто написать - струсил! Поэтому, осквернив всех князей - соседей Москвы, Карамзин, лизоблюдствуя, таким образом описывает бегство Димитрия Московского:

"Прошло около года... Вдруг услышали в Москве, что Татары захватили всех наших купцов в земле Болгарской и взяли у них суда для перевоза войска Ханского через Волгу; что Тохтамыш идет на Россию (простим Н.М. Карамзину возвеличение Московии. - В.Б.)... и Великий Князь (уже оказывается совсем не Монарх! - В.Б.), потеряв бодрость духа (не струсил, а всего лишь "потеряв бодрость духа". - В.Б.), вздумал, что лучше обороняться в крепостях, нежели искать гибели в поле. Он удалился (?) в Кострому с супругою и с детьми, желая собрать там более войска и надеясь, что бояре, оставленные им в столице, могут долго противиться неприятелю".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр. 45-46./

В дальнейшем при опасности будет удирать из Москвы каждый московский князь, вплоть до Ивана Грозного. Трусость у московских Рюриковичей хроническая. А вот то, что Димитрий сбежал в Кострому, "желая собрать там более войска", элементарная ложь. Кострома была глухой, затерянной в лесах глубинкой Московского Улуса. Эту мысль мы вскоре проследим и у Н.М. Карамзина. Не может ведь будущий "помазанник" просто струсить да удрать. Почему и старается "писатель истории" оправдать Димитрия Московского.

Но если Карамзин с лакейской преданностью оправдывает князя, то послушайте, как он клеймит за то же деяние Митрополита. Вот она старая великорусская двойная мера, для своих и для чужих.

"Сам Митрополит Киприан выехал из столицы в Тверь, предпочитая собственную безопасность долгу церковного Пастыря, он был иноплеменник! Волнение продолжалось, народ, оставленный Государем и Митрополитом, тратил время в шумных спорах и не имел доверенности к Боярам".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.46./

Глядите, сбежали-то оба и Н.М. Карамзин в последнем предложении признает этот факт. Но с презрением осудив Митрополита Киприана, кстати, не обязанного заниматься войной, (иноплеменник, присланный Константинополем! - В.Б.) оправдал своего великоросса-князя по долгу обязанного возглавить оборону Москвы. Видите - "князь удалился". Он чист и перед Богом и перед совестью! Как ни горько, но у "великороссов" именно таков стандарт. И здесь иного не дано.

Как ты думаешь, уважаемый читатель, кто в 1382 году возглавил оборону Москвы? Оказывается, "...явился достойный Воевода, юный Князь Литовский именем Остей, внук Ольгердов... Умом своим и великодушием, столь сильно действующим в опасности, он восстановил порядок, успокоил сердца, ободрил слабых..."
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.46./

Появление во главе обороны Москвы Литовского Князя развеяло еще один миф Русской истории - миф о единстве русского князя и "русского народа". Князь был пришлым человеком. И даже в 1382 году он правил всего лишь опираясь на монголо-татарский ярлык. Мог просто сбежать в тяжелую минуту, как Димитрий Донской.

Необходимо, уважаемый читатель, также помнить - Литва, в противоположность Москве, никогда не подчинялась Орде, даже проигрывая отдельные битвы; не платила татаро-монголам дань, как это делали московиты в течение сотен лет. Поэтому, впоследствии, Московия лютой ненавистью ненавидела Литву и Украину, не склонивших своей головы перед Золотой Ордой. Великое Литовское княжество, в которое входили народы Литвы, Украины и Белоруссии, было всегда той занозой, которая напоминала Московии о трехсотлетнем унижении перед татаро-монгольскими пришельцами.

К несчастию, Москва и на этот раз была покорена, уничтожена и сожжена. Юный Литовский князь Остей погиб, защищая Москву. Князь Димитрий, так званый Донской, отсиделся с семьей в далекой лесной глухомани, ожидая в страхе, не разыщет ли его Тохтамыш.

Все же сберегся! И даже святым стал впоследствии.

Такова судьба Москвы 1382 года, спустя два года после Куликовской битвы.

"...Какими словами, - говорят Летописцы, - изобразим тогдашний вид Москвы? Сия многолюдная столица кипела прежде богатством и славою, в один день погибла ее красота, остались только дым, пепел, земля окровавленная, трупы и пустые, обгорелые церкви. Ужасное безмолвие смерти прерывалось одним глухим стоном некоторых страдальцев, иссеченных саблями Татар, но еще не лишенных жизни и чувства".

"Войско Тохтамышево рассыпалось по всему Великому Княжению (А Монархии, оказывается, и в помине нет!- В.Б.). Владимир, Звенигород, Юрьев, Можайск, Дмитров имели участь Москвы".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр. 48-49./

Но вот на сцене появляется и сам князь Димитрий. Татары-то ушли.
"Тохтамыш оставил наконец Россию (Автор говорит о Московии. - В.Б.)...
С какою скорбию Димитрий и Князь Владимир Андреевич, приехав с своими Боярами в Москву, увидели ее холодное пепелище и сведали все бедствия, претерпенные отечеством, и столь неожидаемые после счастливой Донской битвы!

"Отцы наши, - говорили они, проливая слезы, - не побеждали Татар, но были менее нас злополучны".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.49./

Собрать войско Димитрий, как видим, позабыл. Да и не водилось оно в лесной глухомани. Прибыл всего лишь со своими боярами. Где уж здесь до войска, когда по Н.М. Карамзину только в Москве "погребли мертвых" на "300 рублей" - 24 тысячи человек, не считая заживо сгоревших, утонувших, да угнанных Тохтамышем в рабство. По очень осторожным прикидкам все подвергшиеся разорению княжества потеряли в 1382 году около 100 тысяч человек. Величайшие потери по тем далеким временам.

И вот что интересно - татары не простили Мамаю Куликового поражения: он был ими убит. А трус, сбежавший от своих подданных и принесший на свою землю страшное нашествие, со временем был прозван "Донским" и возведен в лик "святаго".

А будущий "святой", князь Димитрий Иванович, как прежде стал выпрашивать у Золотой Орды "ярлык" на московское княжение. Круг замкнулся.
И дабы покончить с этим московским князем, приведу еще такие слова Н.М. Карамзина, подытожившего служение Димитрия Московии:
"Таким образом Летописцы... не ставят ему (князю Димитрию. - В.Б.) в вину, что он дал Тохтамышу разорить Великое Княжение (при позоре это не Русь, не Государство, а всего лишь - "Великое Княжение". Вот так - заумно! - В.Б.)... и тем продлил рабство отечества до времен своего правнука.
Димитрий сделал, кажется, и другую ошибку: имев случай присоединить Рязань и Тверь к Москве, не воспользовался оным...".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.59-60./

Логика великоросса проста до убожества: все можно простить Московскому князю - и гибель сотни тысяч собратьев, и трусость, и предательство, нельзя лишь упускать возможность присоединить к Московии еще один кусок "земли русской". Здесь надобно хватать, не задумываясь.

Уважаемый читатель, прости автору, - я устаю временами разгребать эту историческую грязь и вымыслы. Мне иногда хочется забросить исследования, прикоснуться к чему-то светлому и чистому. И я забрасываю материал на месяцы, обхожу его стороной, дабы не бередить душу. Но в истории великороссов ничего не меняется и поныне. Волны шовинизма и плачь о потерянных "землях русских" вновь и вновь обрушиваются на людей по телевидению, радио, из газет. И автору ничего не остается, как снова брать в руки "писания великороссов" и снова искать правду, отсеивая вымысел и ложь.

После смерти Димитрия, о котором все тот же Н.М. Карамзин сказал: "он не имел знаний, почерпаемых в книгах, но знал Россию и науку правления", на княжение в Москве был посажен Золотой Ордой его сын Василий, правивший с 1389 по 1425 год.

"Димитрий оставил Россию, ...юный сын его, Василий, отложил до времени мысль (А была ли эта мысль - никому не известно. Великороссам всего лишь так хочется думать. - В.Б.) о независимости и был возведен на престол (Ай, да Карамзин, так и тщится побыстрее заиметь царя и престол! - В.Б.) в Владимире Послом Царским (Золотоордынским - то Царем! - В.Б.), Шахматом".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр. 68./

Читатель не должен думать, что в наследовании княжеского стола, преимущество сразу же было отдано Василию. Нет! Все продавалось и покупалось.
Послушайте, что по этому поводу говорит профессор Н.М. Соловьев:
"Ярлык ханский не утверждал неприкосновенным на столе ни великого, ни удельного князя, только обеспечивал волости (Чувствуешь, читатель, - не Государство Московское, а всего лишь волость Ордынская. - В.Б.) их от татарского нашествия; в своих борьбах князья не обращали внимания на ярлыки: они знали, что всякий, кто свезет больше денег в Орду, получит ярлык преимущественно пред другими и войско на помощь".
/С.М. Соловьев "Чтения и рассказы ...", стр.193./

Слова Н.М. Соловьева развеяли еще один миф великороссов о якобы сознательном и целенаправленном "собирании земли русской" Московскими князьями еще с незапамятных времен. Это чистой воды вымысел. Шла обычная борьба за чужой кусок земли, за чужой хлеб, за чужое богатство и имущество. И Московия в этом, как мы видим, очень преуспевала, применяя сверхгрязные и унизительные приемы.

Так вот, Василий, сын Димитрия, в благодарность за ярлык на Московское княжение вскоре повез великие дары в Золотую Орду.

Послушаем: "Скоро Великий Князь отправился к Хану... Он был принят в Орде с удивительною ласкою... Казалось, что не данник, а друг и союзник посетил Хана. Утвердив Нижегородскую область за Князем Борисом Городецким, Тохтамыш, согласно с мыслями Вельмож своих, не усомнился признать Василия наследственным ее Государем".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.70-71./

Суть писания Н.М. Карамзина заключается в том, что ему необходимо хоть как-то приукрасить унижения Московского князя, на коленях и в ярме стоявшего перед Тохтамышем. И вот появляются на свет такие "перлы русского славословия": "принят в Орде с удивительною ласкою", "признать Василия наследственным ее Государем" и прочее, и прочее, из великих фантазий "великорусских исторических документов".

Хочу еще раз напомнить - Хан Золотой Орды давал каждому конкретному князю ярлык на определенное княжение. Ему не нужен был дополнительный Государь среди вассалов. Он сам был Государем! Измышления Н.М. Карамзина и других русских историков об историческом преимуществе Великого Московского княжества перед великими Тверским, Рязанским и прочими - чистейшей воды вымысел. В ХV веке наряду с Великим Московским княжением существовало, по меньшей мере, не менее четырех Великих княжеств, никак не подчинявшихся Москве. Вот они: Рязанское, Ростовское, Ярославское, Тверское, не считая республик в лице Новгорода. Пскова и Вятки. Не стоит путать самого Князя-Чингисида с его княжеством.

И даже через сто лет, уже в ХVI веке, это положение не изменилось сразу.

Послушаем профессора В.О. Ключевского.

"С другой стороны, ни Иван III (жил в 1440-1505 годы. - В.Б.), ни его старший сын Василий (1479-1533 годы. - В.Б.) не были единственными властителями Московского княжества, делили обладание им с ближайшими родичами, удельными московскими князьями, и власть великого князя не разрослась еще настолько, чтобы превратить этих удельных владетелей в простых подданных московского государя. Великий князь пока поднимался над удельными не объемом власти, а только количеством силы, пространством владений и суммой доходов".
/В.О. Ключевский "О русской истории", стр. 179-180./

А попросту говоря, количеством денег, приносимых его княжеским столом. Поэтому за сбором дани он следил жесточайше.
Почитайте, как князь Василий собирал Ханскую дань:
"Посол Великокняжеский представил Новогородцам, что они, с 1386 года платив Донскому (чувствуешь, читатель, как хитро пишет "великоросс": не Димитрий, а Донской. Он вбивает нам в сознание, мол, уже в 1400 годы Димитрий был Донской. Миф, выдаваемый за правду. - В.Б.) народную дань, обязаны платить ее и сыну его... Полки Московские, Коломенские, Звенигородские, Дмитровские...взяли Торжек и множество пленников в области Новагорода, куда сельские жители с имением, с детьми бежали от меча и неволи (Московского меча и московской неволи. - В.Б.). Уже рать Московская, совершив месть, возвратилась... Привели семьдесят человек. Народ собрался на площади и был свидетелем зрелища ужасного. Осужденные на смерть, сии преступники (всего лишь не подчинились Москве, отказались платить дань! - В.Б.) исходили кровию в муках, им медленно отсекали руки, ноги и твердили, что так гибнут враги Государя Московского!".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.73-74./

Москва собирала дань с величайшей жестокостью. Ведь там была не только дань Золотой Орде, но и собственный московский кусок. А уж за собственный кусок они готовы были любого растерзать или уничтожить, как сегодня. Истина жестокая, видима невооруженным глазом, лишь как всегда, приукрашена великорусским сочинителем...

Но Н.М. Карамзин перестал бы быть придворным историком, если бы не присочинил где-либо в своем "писании". Поглядите, Димитрия Донским назовут только через 200 лет, а он, Карамзин, как занозу впихивает в читателя "дань платили с 1386 года Донскому". Даже не Золотой Орде, а Донскому. Всего лишь Ханский лакей, а вдруг после сего "писания", действительно, стал Государем. Такими приемами фальсифицировалась русская история. После такого "описания" она становилась величественной и прекрасной. Но это обычный прием московской элиты - выдать желаемое за действительность. Мол, уже в 1386 году Димитрий звался - Донским и лично имел дань с Новгородской земли.

Обратите внимание, никакой государственностью московской и не пахнет. Всего лишь получил князь Василий ярлык на княжение да право на собирание дани для Хана. Попутно воровал и себе. Но сколько гонора, да похвальбы!

Князь не заботится о развитии, о торговле города Торжка, сие его не интересует. Нет! Московского князя интересует только дань: деньги, вещи и еда. И удивляться здесь не стоит - это дремучий и жестокий деспот. Разве нормальный, мыслящий правитель отдаст команду рубить 70 человек в клочья? Думаю, нет. Так поступают люди, не чувствующие за собой силы. Зовут их - временщиками.

А теперь, уважаемый читатель, поглядим, какие же земли закрепил за Московией Хан к началу ХV века. Только прошу обратить внимание: Н.М. Карамзин, когда пишет о Московском княжестве - Улусе, уже как-то автоматически отдает ему все земли других "великорусских" княжеств, хотя они были обычными враждующими конкурентами. И в ХV веке не входили в княжество Московское. Еще предстояло их завоевать в жестокой схватке.

Итак, послушаем:
"...Великий Князь сам поехал к нему (Витовту Литовскому. - В.Б.) в Смоленск, где среди веселых пиров наружного дружелюбия они утвердили границы своих владений. В сие время уже почти вся древняя земля Вятичей (нынешняя Орловская Губерния с частию Калужской и Тульской) принадлежала Литве: Карачев, Мценск, Белев с другими удельными городами Князей Черниговских, потомков Святого Михаила, которые волею и неволею поддалися Витовту. Захватив Ржев и Великие Луки, властвуя от границ Псковских с одной стороны до Галиции и Молдавии, а с другой до берегов Оки, до Курска, Сулы и Днепра, сын Кестутиев был Монархом всей южной России (Киевской Руси. - В.Б.), оставляя Василию (Московскому князю. - В.Б.) бедный север, так, что Можайск, Боровск, Калуга, Алексин уже граничили с Литовским владениям".
/Н.М. Карамзин "История ...", том V, стр.85./

Меня всегда поражал подтекст мысли великоросса. Поглядите, как подает мысль "сочинитель Русской истории". Намеками, полуправдой, он создает впечатление, что, дескать, Литва абсолютно незаконно захватила чужие земли. Но ни единым словом не говорит, что и Москве те земли не принадлежали никогда. И поехал-то князь не оспаривать Литовские завоевания, которые никак не хуже москово-татарских, а закрепить лишь границу Золотой Орды. Такими писаниями создавалась Московская "мохнатая правда" истории.

Но все же, даже при таком "освещении" истории, Н.М. Карамзин подтвердил: на начало ХV века Московия - всего лишь мелкий татарский Улус с территорией на 100-150 километров вокруг Москвы, а нации великороссов, как видим, и не видать - обычные княжества - Улусы, враждующие между собой за чужой кусок земли да хлеба. Нет единого народа, нет единой нации, князь не чувствует ответственности за своих подопечных. Люди подчиняются только грубой силе деспота. Непреложная истина и от нее никуда не деться.

Необходимо также отметить, что и "Южной России" в ХV веке не существовало. Блеф, туман, вымысел - вот любимые слагаемые при "писании" великороссом своей истории. Он не придерживается исторической правды, она ему, просто, не нужна. Хотение является законом великоросса, а при этом, правда всегда опасна.

Вот так, господа великороссы: наступил ХV век, а Москве не принадлежит даже ближайшая округа: Рязань, Тверь, Смоленск, не говоря уже о Новгороде, Пскове да Вологде. И как бы не тщились "писатели истории", но и они иного доказать не сумели.

Источник


 
PilotДата: Неділя, 07.02.2016, 20:34 | Сообщение # 19
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 12032
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов За 11000 Постов За 12000 Постов
Статус:
Монгол тебе брат! Или настоящая история России


07.02.2016




Исторический ликбез. Неудобная для Кремля история — как потомок рода Чингизидов, сместил с трона Ивана Грозного и стал царем Московии.

Саин-Булат и шапка Мономаха+

ВСТУПЛЕНИЕ: В 1575 г. царь Иван Васильевич «отрекся» от престола и возвел на него Симеона Бекбулатовича. Осенью этого года в Успенском соборе Кремля Симеон был посажен Иваном Грозным на царство:

«…посадил царем на Москве Симеона Бекбулатовича и царским венцом его венчал, а сам назвался Иваном Московским и вышел из города, жил на Петровке; весь свой чин царский отдал Симеону, а сам ездил просто, как боярин, в оглоблях…»

Над Симеоном был совершён обряд венчания на царство, он председательствовал в думе земских бояр и издавал от своего имени правительственные указы. Жил Симеон в Москве, окружённый пышным двором, в то время как Грозный поселился в скромной обстановке на Петровке. В своих посланиях Симеону Иван Грозный соблюдал принятые уничижительные формулы обращения подданного к царю: «Государю великому князю Семиону Бекбулатовичю всеа Русии Иванец Васильев с своими детишками, с Ыванцом да с Федорцом, челом бьют». Формально страна была разделена на владения Великого князя Симеона и на «удел» Ивана, но фактически правителем государства оставался Иван Васильевич.

«Политический маскарад» (В. О. Ключевский, С. Ф. Платонов), при котором Иван Грозный продолжал сохранять власть, современниками и историками объяснён не был. Множество предположений (внешнеполитическая необходимость, испуг Ивана Грозного предсказаниями волхвов, напророчивших на этот год «московскому царю смерть», необходимость усиления террора и др.) не доказано и не опровергнуто.

Симеон Бекбулатович пробыл великим князем всея Руси 11 месяцев. Известны жалованные грамоты, писанные от его имени. В августе 1576 г. Иван Васильевич вернулся на трон, а царя Симеона жаловал великим княжеством Тверским с титулом Великого князя Тверского, а Иван Грозный снова стал царём. В 1580 году по писцовой книге основных владений Симеона было 13500 десятин пахотной земли. Симеон имел свой великокняжеский двор — свои приказы, своих бояр и стольников, дворец в Твери и постоянную резиденцию в богатом селе Кушалино. Дарованными ему землями распоряжался почти самовластно, обладал особым правом судить и жаловать «людишек своих».

Саин-Булат и шапка Мономаха

…была великой наша быль, так отчего распалась в пыль!? Г.Тукай

Историческая справка. Шапка Мономаха — золотой филигранный ужеостроконечный головной убор среднеазиатской работы XIV века с собольей опушкой, украшенный драгоценными камнями и крестом. Регалия русских великих князей и царей, символ самодержавия в России.

Недостающая глава «Истории…»


«Государство — это я», — говорили правители в древние времена. Действительно, жизнь правителя неотделима от государственных дел, и поэтому в приведенном утверждении есть большая доля истины. Роль личности в историческом развитии имеет свои пределы, что предопределяет и другое правило для власть предержащих: «Не можешь предотвратить — обязан возглавить». При описании исторических событий определенного государства, как правило, повествование ведется по биографиям его правителей, какими бы ни были они и их заслуги. Во многом история государства — это описание жизни и деятельности руководителей в генеалогическом порядке. По такому принципу, например, написана двенадцатитомная «История Государства Российского» Н.М. Карамзина, состоящая из глав, составленных по периодам правления государей и великих князей Всея Руси.

В истории России второй половины XVI века зафиксировано событие, исчерпывающего объяснения которому нет ни в одном из трудов, посвященных этому периоду. В одних данное событие упоминается вскользь, как незначительное, в других — попытки объяснения не имеют достаточных аргументов. А в знаменитой «Истории Государства Российского» про это событие не написано ни слова. Хотя речь идет ни много ни мало о времени правления в России царя Симеона! То есть период времени с октября 1575 года по сентябрь 1576 года освещен так, будто в это время ничего значительного не происходило, а государством продолжал править Иван Грозный. Что же происходило тогда в России в действительности, почему царствование Симеона умалчивается в истории и до сих пор остается неизвестной широкой публике? Иван Грозный является одним из значительных владетелей России, правившим длительное время, при котором происходили важнейшие события как внутри страны, так и на международной арене. Одним из таких событий, безусловно, является отречение Ивана Грозного от престола в пользу Симеона в 1575 году.

30 октября 1575 года по инициативе самого Ивана Грозного был созван Земский Собор, который сместил его с поста великого князя Всея Руси. В Успенском соборе Кремля официально был коронован Симеон, занимавший до этого пост главы Боярской думы, и стал называться царем и великим князем всея Руси. Коронация прошла в присутствии церковных иерархов с соблюдением всех необходимых формальностей. А прежний царь стал именоваться князем Иваном Васильевичем Московским. Иван Грозный, который позже уничижительно звался Иванцом Московским, переехал из Кремля в Опричный двор на Петровке, отказался от всех почестей и ездил по Москве как обычный простолюдин, в телеге, запряженной одной лошадью. А когда приходил к великому князю Симеону, «и сядет далеко, как и бояре, а Симеон князь великий сядет в царском месте». Вскоре после своего отречения 30 октября 1575 года Иван Грозный пишет челобитную: «Государю великому князю Симиону Бекбулатовичу всеа Руси Иванец Васильев с своими детишками, с Ыванцом, да с Федорцом челом бьют».

Подданные начали обращаться со своими делами, прошениями и тяжбами к Симеону, под его именем выходили указы, пожалования, заявления — все это писалось под его именем и гербом. Во всех судебных делах ходатайства составлялись на его имя, также чеканились монеты, собирались подати, налоги и другие доходы на содержание его двора, стражи и слуг, он был ответственен за все долги и дела, касавшиеся казны. О соборе 1575 г., поставившего Симеона царем и великим князем Всея Руси в исторической литературе до сих пор почти ничего не было известно, и вслед за собором 1566 г. историки сразу же переходили к так называемому “избирательному” собору 1584 г., поставившему на царство Федора Ивановича.

Итак, в Кремле произошла смена верховной власти, и Москва напоминала в то время встревоженный улей. Подданные терялись в догадках. Одни бояре говорили, что царь поставил вместо себя «зама», испугавшись пророчества придворного астролога Елисея Бомелия — тот предсказал гибель властителю Московии в тот год. Решение это готовилось втайне и потому даже для ближайшего царского окружения прозвучало как гром среди ясного неба. Московиты знали того, кто пришел к власти не только как главу Боярской думы. Дело в том, что титул царя Симеон получил задолго до коронации в Успенском соборе, но не в Москве, а в Хан-Кермане. В справочниках про него сведения очень скудные, и в них царь Симеон Бекбулатович (Саин-Булат, ?—1616) представлен как касимовский хан и «великий князь всея Руси» — номинальный правитель Русского государства с 1575 г. А в энциклопедии знаменитых россиян до 1917 г. о Симеоне ничего не сказано.

Из биографии царя Симеона известно следующее. Его отец Бек-Булат являлся прямым потомком властителей Золотой Орды — внуком последнего золотоордынского хана Ахмата, который, в свою очередь, был потомком Джучи — старшего сына Чингизхана. В 1558 году Иван IV пригласил Бек-Булата к себе на службу из Ногайской орды. Достоверно известно, что в 1563 году тот участвовал в военном походе под Смоленск, а уже в 1566 году «голову положил на государевой службе». После его смерти службу продолжил его сын Саин-Булат. В официальных документах Саин-Булат именовался астраханским царевичем. Однако в 1567 г. в его судьбе произошло знаменательное событие. Саин-Булат сел на престол в Хан-Кермане (Дворец Хана) вместо умершего прежнего хана Шах-Али. Ханы, правившие здесь, назывались царями или царевичами. В конце 1571 года Иван Грозный, готовясь к войне со шведами, отправился в Новгород, в сторожевом полку у него находился хан Саин-Булат «со своим двором». Это был его первый опыт в военном деле. В начале 1573 года он снова участвует в войне со Швецией. Иван IV лично предводительствовал войсками, а Саин-Булат находился при государе в большом полку. По взятии крепости Виттенштейн Саин-Булат возглавил главный отряд.

В июле 1573 года, по предложению Ивана Грозного, Саин-Булат принял крещение в селе Кушалино Тверского уезда, получив при этом христианское имя Симеон. Вскоре после крещения Симеон женился. Его суженой стала одна из красивейших женщин того времени — Анастасия Мстиславская, дочь влиятельнейшего боярина князя Ивана Федоровича Мстиславского, бывшего главы земщины, которого называли «принцем крови». Анастасия приходилась также правнучкой казанскому хану Ибрагиму. Симеон знал, что, приняв крещение, теряет право на престол мусульманского Хан-Кермана. Эту потерю Грозный компенсировал ему сполна, пожаловав звание «слуги государева», которое давалось только наиболее близким сановникам и только за особые услуги. Разъясняя значение звания «слуги государева», московские дипломаты заявляли, что «то имя честнее всех бояр, а дается то имя от государя за многие службы». Таким образом, на московском троне Ивана Грозного сменил потомственный царь из золотоордынских правителей Саин-Булат, чингизид, по крещению Симеон, глава Боярской думы.

ЗЫ: Восседание на московском престоле потомка Чингиз Хана, не скрывает даже российская Википедия, а вот учебники «русской истории» об этом молчат — и не удивительно, ведь это большой позор для российской истории и предшествовало этому — поход крымского хана Девлет Герая на Москву, полное сожжение Москвы, унижение Ивана Грозного, смещение его с трона и требование отдать московский престол, ставленнику Орды Саин-Булату. (но это отдельная история и мы опубликуем обязательно статью по этому поводу)

ПОСЛЕ ЭТОГО, МОСКОВИЯ АЖ ДО НАЧАЛА 18 ВЕКА ПЛАТИЛА ДАНЬ, ПОТОМКАМ ЗОЛОТОЙ ОРДЫ — КРЫМСКИМ ХАНАМ. Пишет Снегирь на Елисе

http://elise.com.ua/?p=176209#hcq=uJZl3Cp


 
PilotДата: Неділя, 07.02.2016, 20:42 | Сообщение # 20
Главный авиатор
Группа: Комполка
Сообщений: 12032
Награды
За создание сайта За 100 постов За 300 Постов За 500 Постов За 1000 Постов За 1500 Постов За 2000 Постов За 3000 Постов За 4000 Постов За 5000 Постов За 6000 Постов За 7000 Постов За 8000 Постов За 9000 Постов За 10000 Постов За 11000 Постов За 12000 Постов
Статус:


 
Форум » Социальный блок » Болталка социальная » Ложь и правда российской истории (Мнения, суждения, доводы)
Сторінка 2 з 5«12345»
Пошук:


АВИАТОРЫ © 2009-2017 © УКРАИНА