Авиация во Второй мировой войне - Обсуждение новостей, статей, публикаций, книг - Авиационные - Форум
Главная | Регистрация | Вход Приветствую Вас ГостьТЫ можешь стать АВИАТОРОМ | RSS
[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Сторінка 1 з 11
Форум » Обсуждение новостей, статей, публикаций, книг » Авиационные » Авиация во Второй мировой войне
Авиация во Второй мировой войне
ingerДата: Середа, 12.03.2014, 21:18 | Сообщение # 1
Старшина
Группа: Ст.лётчик
Сообщений: 26
Награды
Статус:
История одного воздушного боя.

Лаури Олави Пекури (Lauri Olavi Pekuri)
Из книги Михаила Зефирова «Асы Люфтваффе. Финляндия».

- Чтобы было понятно. В финских ВВС авиаполки обозначались LR, эскадрильи LLv. Обозначение 3/LLv-24 означает 3-е звено 24-й эскадрильи.

- 6 марта 1918 г. из шведского г. Умео (Umea), расположенного на побережье Ботнического залива, в финский г. Вааса перелетел самолет Моран-Саульнье «Парасоль» (Morane-Sauliner «Parasol»), который пилотировал шведский лейтенант Нильс Киндберг (Nils Kindberg). Он сразу же начал участвовать в боевых действиях и по праву стал первым самолетом финской военной авиации.
Спустя три дня — 10 марта 1918 г. — в составе Белой армии было создано авиационное подразделение и именно этот день считается днем рождения финской военной авиации (Suomen Ilmavoimat).
Моран «Парасоль» был подарен Финляндии шведским графом Эриком фон Розеном (Erik von Rosen) и имел на крыльях его личную эмблему, которая, по мнению фон Розена, приносила удачу. Она представляла собой символический крестообразный знак синего цвета, состоящий как бы из четырех букв «Г» греческого алфавита, соединенных между собой основаниями. Этот знак, называемый свастикой, был известен с глубокой древности и считался в христианстве выражением пожелания благополучия, счастья и удачи. В результате синяя свастика, в знак признательности графу фон Розену, стала официальным опознавательным знаком самолетов финской военной авиации и просуществовала в этом качестве вплоть до 1 апреля 1945 г.

Лаури Олави Пекури родился 6 ноября 1916 г. в Хельсинки. С детства он мечтал стать летчиком, посвящая все свое время постройке летающих моделей самолетов. В 1937 г. был призван на военную службу, однако ему не удалось добиться направления в авиацию. Пекури проходил службу в полевой артиллерии и был демобилизован в звании младшего лейтенанта.
В 1939 г. он повторно обратился с просьбой направить его в авиашколу, на этот раз его приняли на летные курсы офицеров резерва. Весной 1940 г. Пекури поступил уже в офицерское училище, где продолжил свою летную подготовку.
В августе 1941 г. лейтенант Пекури, успевший к этому времени налетать 150 летных часов, был включен в состав 2/LLv24. Совершив четыре тренировочных полета на «Брюстере-239» (самолёты были закуплены в США, модернизированные палубные F-2), он был до-пущен к участию в боевых вьлетах.
В ходе первого же боевого вылета Пекури допустил ошибку, которая едва не стоила жизни его ведущему. Сразу после взлета он зарядил свои пулеметы и снял их с предохранителя. Через не-сколько минут, отвечая на вызов ведущего, Пекури вместо кнопки радиосвязи на ручке управления случайно нажал на спуск пулеметов. Раздалась короткая очередь, и выпущенные им пули только по счастливой случайности прошли рядом с «Брюстером» ведущего, летевшего впереди.
4 октября 1941г. лейтенант Пекури в паре с прапорщиком Юрьё Турккой сопровождал «Бленхейм» из LeR4, который сбрасывал пропагандистские листовки на г. Медвежьегорск, на северной око-нечности Онежского озера. Уже на обратном пути одиночный И-153 попытался атаковать бомбардировщик, но был перехвачен «Брюс-терами». Прапорщик Туркка остался рядом с «Бленхеймом», в то время как Пекури вступил в бой с советским истребителем.
Более опытный Туркка, участвовавший еще в Зимней войне, посоветовал Пекури использовать высокую скорость «Брюстера», чтобы набрать высоту и уже сверху атаковать противника. В результате оба соперника на какое-то время скрылись в слое облаков, которые в том районе были на высоте около 1500 м. Некоторое время Пекури летел, ориентируясь только по приборам, а затем начал осторожно снижаться. Едва он «пробил» нижнюю кромку облаков, как прямо перед ним из облаков выскочил И-153. Пекури мгновенно нажал на спуск пулеметов, и советский истребитель, не выходя из пике, упал в лес. Позднее его обломки были найдены финскими солдатами и лейтенанту Пекури была засчитана первая победа.
10 января 1942 г. звено истребителей из 2/LLv24 прикрывало с воздуха финскую артиллерийскую батарею, расположенную вос-точнее Медвежьегорска. Советские самолеты попытались нанести штурмовой удар по батарее, но «Брюстеры» перехватили их. Лейтенант Пекури сбил один МиГ-3 и начал преследовать другой, когда неожиданно обнаружил, что на его «Брюстере» BW-351 функционирует только один 7,7-мм фюзеляжный пулемет, а три 12,7-мм — один в фюзеляже и по одному в каждом крыле — вышли из строя.
Понимая, что 7,7-мм пули не в состоянии пробить бронезащиту МиГа, Пекури решил попробовать вывести из строя его рули. Сосредоточившись на этом, он забыл смотреть вокруг, и в результате другой МиГ-3 атаковал его самого. На «Брюстере» был пробит один из крыльевых топливных баков и, что самое неприятное, был поврежден переключатель топливных баков. Теперь самолет терял горючее, а Пекури не мог переключить подачу топлива на неповрежденный бак. Пекури повернул обратно и на максимальной скорости полетел к линии фронта. Ему удалось дотянуть до Медвежьегорска и совершить вынужденную посадку рядом с батареей, которую он прикрывал.
Сбив 1 февраля ЛаГГ-3, лейтенант Пекури одержал свою пятую победу.
После полудня 6 апреля семь СБ из 80-го БАП и восемнадцать «Харрикейнов» попытались атаковать аэродром Тииксярви, где базировались «Брюстеры» 2/LeLv24. Финская радиоразведка вовремя обнаружила приближение советских самолетов, и их курс был по радио передан лейтенанту Пекури, который в этот момент во главе восьми «Брюстеров» выполнял патрульный полет над линией фронта.
Лейтенант Пекури затем вспоминал:
«Мы встретили противника приблизительно в 20 км от аэродрома, и я атаковал истребители, направив два «Брюстера» к летевшим позади бомбардировщикам. Я сбил свой первый истр-битель приблизительно в пяти километрах юго-восточнее аэродрома, и, загоревшись, он упал на землю. Второй получил попадания в двигатель и радиатор и, оставляя плотный дымный след, упал в 800м южнее Онтросеиваары (Ontrosenvaara) —позже его обломки были найдены там. В заключение после преследованиян на небольншой высоте я сбил над покрытым лесом горным кряжем, в полукилометре от южной оконечности озера Рукаярви, третий «Харрикейп». Раненый летчик был захвачен в плен. Все участвовавшие в бою «Харрикейны» имели по двенадцать пулеметов, но летники, летавшие на них, казалось, были совершенно беспомощными».
Всего же в ходе 25-минутного боя пилоты 2/LeLv24 без потерь со своей стороны сбили два СБ и двенадцать «Харрикейнов». Согласно же советским данным, 6 апреля 1942 г. во время налета на аэродром Тииксярви были потеряны только семь самолетов: один СБ из 80-го БАП, два «Харрикейна» из 609-го ИАП и четыре «Харрикейна» из 767-го ИАП. В то же время после возвращения советские летчики доложили о четырех финских самолетах, уничтоженных на земле, и семи «Брюстерах», сбитых в ходе воздушного боя.
8 июня советская авиация снова совершила налет на аэродром Тииксярви и шесть «Брюстеров» из 2/LeLv24 атаковали тринадцать «Харрикейнов» из 152-го ИАП. Финские пилоты сбили пять самолетов, один из которых был на счету лейтенанта Пекури, одержавшего свою десятую победу. В ходе боя был поврежден только один «Брюстер», который совершил вынужденную посадку.

25 июня 1942 г. в 13.25 с аэродрома Тииксярви по тревоге поднялись четыре «Брюстера» во главе с лейтенантом Пекури. Они должны были перехватить появившиеся недалеко от аэродрома советские самолеты, но, так и не догнав их, направились в район г. Сегежа, где «четверка» из 3/LeLv24 встретилась с группой «Харрикейнов» из 609-го ИАП.
Когда истребители 2/LeLv24 на высоте 5000 м прибыли в указанный район, бой уже был в самом разгаре. Лейтенант Пекури приказал второй паре «Брюстеров» атаковать «Харрикейны», находившиеся внизу, а сам вместе со своим ведомым сержантом Калерво Анттилой остался на высоте. Бой постепенно смещался в юго-восточном направлении, в сторону оз. Выгозеро. Через несколько мгновений после того, как истребители 3/LeLv24 из-за малого остатка топлива повернули на свой аэродром, пара Пекури —Анттила, находившаяся на высоте 3000 м, была атакована пятью «Харрикейнами».
Пекури затем вспоминал: «Не было никакого смысла в продолжении боя только двумя самолетами, так что я приказал Анттиле уходитъ. Сделав переворот, я перевел свой самолет в пикирование, но, когда оглянулся назад, увидел, что позади Апттилы «Харрикейи». Прежде чем Пекури успел помочь своему ведомому, советский летчик открыл огонь, и из двигателя «Брюстера» сержанта Анттилы показался черный дым. Через несколько мгновений позади появился еще один «Харрикейн». Пекури продолжал свой рассказ: «Я зашел к нему в хвост и дал короткую очередь. Приблизившись, я выпустил еще одну короткую очередь. Пилот даже не пробовал вывести самолет из пикирования или вьтрыгнуть иа парашюте. Должно быть, он был уже мертв, когда его самолет, перевернувшись, свалился в пике. Я видел, как Анттила планировал вниз для вынужденной посадки».
Пекури удалось уйти от преследовавших его «Харрикейнов», но, когда он на максимальной скорости на высоте 100 м летел над Сегозером, сзади сверху появилась еще одна пара истребителей. По словам Пекури, в тот момент он расслабился и потому не заметил «Харрикейны». Его «Брюстер» BW-372 получил серию попаданий, и из двигателя показалось пламя, был также пробит и загорелся топливный бак в левом крыле. Тем не менее Пекури повезло, и он смог сбить атаковавший его «Харрикейн»: «Нападавший летел тем же самым курсом и не успел сброситъ скорость после огня с такого близкого расстояния. Внезапно его самолет оказался прямо передо мной, и фюзеляж полностью заполнил мой прицел. Я немедленно нажал на спуск».
Пекури открыл фонарь кабины, но высота была слишком маленькой, чтобы воспользоваться парашютом. Он решил дотянуть до показавшегося впереди оз. Большое Калеярви, поскольку в тот момент внизу под ним был уже сплошной лес и вынужденная посадка на деревья означала мгновенную смерть. Когда Пекури уже на высоте десять метров летел над поверхностью воды, его атаковал второй «Харрикейн». На этот раз «Брюстер» получил попадания в правый топливный бак, двигатель окончательно заглох, и через несколько мгновений языки пламени уже доставали до кабины. Пекури немедленно направил самолет вниз, и, коснувшись воды на скорости 250 км/ч, «Брюстер» перевернулся через капот.
Когда Пекури, освободившись от привязных ремней, вынырнул на поверхность, то сразу же опалил ресницы и веки. Вокруг него на воде горело топливо, вытекавшее из пробитых баков еще державшегося на воде самолета1. «Я снова нырнул и увидел границу, непрерывно расширявшейся горящей области. В моих легких была вода. Я не хотел захлебнуться под горящей водой». Когда Пекури снова вынырнул, то увидел, что горящее топливо снова приближается к нему. «Двадцать метров, которые я должен был проплыть с парашютом, были самым трудным моментом в моей жизни». Все это происходило приблизительно в двухстах метрах от берега. Сумев, наконец, освободиться от парашюта и сбросив летные ботинки, Пекури перевернулся на спину. «Я встал только, когда моя голова стукнулась о камни».
Придя в себя, Пекури выбрал направление, в котором ему надо было идти, чтобы достичь ближайших финских позиций. Хотя карта и осталась в утонувшем самолете, после десятка боевых вылетов он имел ясное представление об окружавшей местности: «В одних носках я шел и бежал трусцой. При встрече с вражескими патрулями я должен был иметь возможность быстро скрыться». Через некоторое время он натолкнулся на три свежих шалаша, сделанных из сосновых веток, и внутри одного из них обнаружил провод. Это была ловушка, но мины были уже сняты: «Мне еще раз повезло».

_____________________________

1 Летом 1998 г. «Брюстер» BW-372 был найден поисковой командой, финансировавшейся американской компанией, которая планировала передать его музею ВМС США, поскольку он был единственным сохранившимся истребителем этого типа. 06.08.1998 г. «Брюстер» был поднят из воды и в декабре того же года доставлен в Дублин. По имеющимся сведениям, американская компания, проводившая поиски и подъем «Брюстера», купила его у правительства Карелии за 500 тыс. долларов.

После этого Пекури решил двигаться с максимальной осторожностью и скоро действительно вышел к настоящему минному полю: «В решении пересечь минное поле было некоторое отчаяние, но мои нервы были пастолько напряжены, что я должен был сделать это». Осторожно ощупывая землю перед собой руками, Пекури за полчаса пересек заминированный участок.
Преодолев за шесть часов пешего перехода около двадцати километров, Пекури вышел в расположение финских частей около южной оконечности оз. Юольмаярви. После возвращения во 2/LeLv24 ему было предложено взять двухнедельный отпуск, но Пекури предпочел остаться. Он заявил, что воспользуется им согласно заранее составленному графику: «Я видел людей, которые, потеряв уверенность в себе, испытывали большие трудности в дальнейших боях после возвращения из отпуска. Я хотел летать, чтобы перед отпуском полностью восстановить свою форму как летчика-истребителя».

Совершив шесть боевых вылетов, лейтенант Пекури в начале июля все же уехал в отпуск, поскольку на 12 июля было назначено его бракосочетание. Именно тогда он поменял свою старую фамилию Охукайнен на Пекури.
В феврале 1943 г. лейтенант Пекури был переведен в состав вновь сформированной LeLv34 и начал летать на Bf- 109G-2.7 июня того же года он был назначен командиром l/LeLv34 вместо лейтенанта Эрви. В течение 1943 г. Пекури одержал только две победы.
В один из мартовских дней 1944 г. лейтенант Пекури в паре с прапорщиком Юутилайненом поднялся с аэродрома Суулаярви. Они должны были уничтожить советский аэростат, с которого корректировался огонь советской артиллерии, обстреливавшей финские позиции на Карельском перешейке. «Мессершмитты» летели на предельно малой высоте, надеясь застать противника врасплох. Однако, когда они прибыли в указанный район, то аэростата там не было, но зато была зенитная артиллерия.
40-мм зенитный снаряд, пробив борт «Мессершмитта» лейтенанта Пекури, взорвался внутри фюзеляжа позади кабины пилота.
Была полностью уничтожена рация, и частично повреждены тяги руля поворота. Юутилайнен видел, как в нижней части фюзеляжа истребителя Пекури повисли куски обшивки, как будто на «Мессершмитте» открылись створки бомболюка. Несмотря на большие повреждения, Пекури не только смог дотянуть до Суулаярви, но и без особых проблем приземлиться. Правда, когда он уже рулил к стоянке, поврежденный фюзеляж «Мессершмитта» просто согнулся под собственным весом.
16 июня 1944 г. LeLv34, базировавшаяся на аэродроме Иммола, получила приказ перелететь в Лаппенранту, чтобы освободить место для самолетов немецкого боевого соединения «Кухлмеи». Все шестнадцать «Мессершмиттов» эскадрильи уже поднялись в воздух и собирались в группу, чтобы перелететь в Лаппенранту, когда по радио пришел приказ перехватить советские штурмовики, атакующие финские позиции в районе Кивенаппы.
Прибыв в указанный район, финские пилоты обнаружили около дюжины не имевших истребительного прикрытия Ил-2. Увидев «Мессершмитты», пилоты штурмовиков мгновенно сбросили бомбы и на предельно малой высоте полетели на юг, в глубь своей территории. Первыми противника атаковали истребители 3/HLeLv34, и Пекури видел, как капитан Олли Пухакка сбил один Ил-2. Затем настала очередь пилотов l/HLeLv34. Вероятно, пилот штурмовика, который обстрелял Пекури, был сразу же убит. Ил-2, продолжая лететь по прямой, начал медленно крениться влево и в конце концов врезался в землю и взорвался.
Во время своей четвертой атаки Пекури неожиданно почувствовал сильный удар в переднюю часть «Мессершмитта». Через несколько мгновений двигатель встал и из-под его капота сначала показался дым, а затем и языки пламени. Пекури инстинктивно потянул ручку управления на себя, чтобы, используя остаток скорости, набрать еще немного высоты и выпрыгнуть на парашюте. Черный едкий дым начал заполнять кабину. Пекури сбросил фонарь и, расстегнув замки привязных ремней, бросил взгляд на приборную доску: скорость — менее 200 км/ч, высота —100 м.
Подтянув ноги, он ударил ими по ручке управления. «Мессершмитт» резко «клюнул» носом, и центробежная сила выбросила Пекури из кабины. Замок привязных ремней ударил его в лицо, сломав один зуб, а спустя долю секунды уже горизонтальный стабилизатор самолета ударил его в затылок. К счастью, Пекури не потерял сознания и успел потянуть вытяжное кольцо парашюта.
Купол парашюта полностью раскрылся, когда Пекури был уже в нескольких метрах над землей. В ста метрах от него на земле горел его «Мессершмитт». Пекури знал место, где он приземлился, — это была неболыиая запасная взлетно-посадочная полоса Яппила, расположенная рядом с поселком Ино (ныне Ленобласть) на побережье Финского залива. Над ним пролетели несколько «Мессершмиттов», и Пекури понял, что его товарищи увидели, как он выпрыгнул на парашюте.
Укрывшись в ближайшем лесу, Пекури обдумал ситуацию: он находился в глубине вражеской территории и не имел никакого продовольствия, компаса тоже не было, а карта была порвана в клоч-ки, когда он покидал самолет. Однако он уже не первый раз оказывался в подобном положении. Имея в голове приблизительную карту Карельского перешейка, Пекури решил, что пойдет на север, избегая основных дорог, вдоль которых наступали советские войска. В течение четырех дней он смог пройти приблизительно 60 км, однако так и не смог достигнуть линии фронта, которая отодвигалась все дальше на север. На пятый день, когда Пекури спал в каком-то сарае, его нашли советские солдаты.
Во время многодневных изнурительных допросов, сопровождавшихся лишением еды, питья, сна, избиениями и даже имитацией расстрела, Пекури сообщил лишь свое имя и звание, а также сведения об аэродроме Суулаярви, но которые не имели никакой ценности, поскольку тот был уже захвачен советскими войсками. В середине июля его в числе ста финских военнопленных отправили в Ленинград. Там Пекури отделили от остальных и поместили в Петропавловскую крепость, где он провел около восьми недель в камере с шестью бывшими советскими солдатами, обвиненными в сотрудничестве с немцами.
К этому времени между Финляндией и Советским Союзом уже было подписано перемирие, но Пекури, как и другие финские военнопленные, еще не знал об этом. В конце сентября его перевели в тюрьму на Шпалерной улице, из которой в 1918 г., подкупив охрану, смог бежать его отец. Пекури вместе с пятью другими финскими офицерами поместили в камере размером два на три метра, а через некоторое он был отправлен в лагерь для военнопленных в г. Череповце.

В декабре между СССР и Финляндией было подписано соглашение об обмене военнопленными. 25 декабря 1944 г. на родину вернулась первая партия финских военнопленных из 1241 чел., в числе которых был и капитан Лаури Пекури. Проведя три недели в карантинном лагере, он прибыл на аэродром Утти и доложил командиру LeR3 полковнику Магнуссону о своем возвращении. К этому моменту Пекури весил всего 48 кг, и Магнуссон сразу же предоставил ему отпуск для полного восстановления.
В 50 — 60-е годы Пекури входил в группу пилотов, проводивших оценочные испытания реактивных истребителей, которые правительство Финляндии предполагало закупить. Он освоил самолеты МиГ-15, Hawker «Hunten>, Folland «Gnat», «Mystere» IV, SAAB «Lansen», МиГ-17, «Mirage» III, SAAB «Draken» и МиГ-21. Летая на английском истребителе «Хантер», Пекури стал первым финским пилотом, преодолевшим звуковой барьер.
В 1968 г. он вышел в отставку в звании полковника, после чего продолжал работать уже в гражданской авиации. В 1980-е годы Лаури Пекури переехал в Испанию, где и умер 3 августа 1999 г.

Бой 25 июня 1942 г. глазами другого лётчика.

25 июня в 13.25 с аэродрома Тииксярви по тревоге поднялись четыре «Брюстера» из 2/LeLv24 во главе с лейтенантом Пекури. Они должны были перехватить появившиеся советские самолеты, однако не смогли догнать их. Приблизительно в это же время «четверка» истребителей из 3/LeLv24 во главе с прапорщиком Юутилайненом, возвращавшаяся из разведывательного полета, в районе между г. Сегежа и оз. Сегозеро встретилась с «Харрикейнами» из 609-го ИАП. Связавшись по радио с Пекури, Юутилайнен сообщил, что «здесь имеется достаточно целей для всех».
Когда «Брюстеры» из 2/LeLv24 на высоте 5000 м прибыли в указанный район, бой уже был в самом разгаре. Лейтенант Пекури приказал двум истребителям атаковать «Харрикейны», находившиеся внизу, а сам вместе со своим ведомым сержантом Калерво Илмари Анттилой (Kalervo Ilmari Anttila) остался на высоте, чтобы прикрыть своих пилотов сверху. Бой постепенно смещался в юго-восточном направлении — в сторону оз. Выгозеро.
Через несколько мгновений после того, как истребители 3/LeLv24 из-за малого остатка топлива повернули на свой аэродром, пара Пекури—Анттила на высоте 3000 м была атакована пятью «Харрикейнами». «Брюстер» BW-381 сержанта Анттилы был сразу же подбит и, оставляя за собой шлейф черного дыма, пошел вниз. Лейтенант Пекури, оставшись один, смог сначала сбить один «Харрикейн», а затем оторваться от остальных.
Когда он на максимальной скорости на высоте 100 м летел над Сегозером, сзади сверху появилась еще одна пара истребителей. По словам Пекури, в тот момент он расслабился и потому не заметил «Харрикейны». Его «Брюстер» BW-372 получил серию попаданий в двигатель и топливный бак в левом крыле, которые сразу же загорелись. Тем не менее Пекури повезло и он смог сбить атаковавший его «Харрикейн». Видимо, не успев отвернуть в сторону, тот проскочил вперед и оказался прямо в прицеле Пекури, которому уже ничего не оставалось, как просто нажать на спуск.
Посадив горящий «Брюстер» на поверхность оз. Большое Калеярви, Пекури смог за шесть часов преодолеть около двадцати километров и выйти в расположение финских частей около южной оконечности оз. Юольмаярви (Jolmajarvi). О том же, что произошло с сержантом Калеви Анттилой, известно из воспоминаний прапорщика Юрьё Туркка, служившего тогда в 2/LeLv24:
«В тот жаркий и солнечиый день Анттила был в составе дежурного звепа. Сияв летные комбинезоны и оставшись только в плавках, пилоты загорали около истребителей, когда зазвучала сигнальная сирена. «Тревога! Тревога! Обнаружены истребители, приближающиеся к Рукаярви». Согласно правилам ВВС, летчик должен быть одет во всех вылетах в комбинезон, но Анттила решил, что может в этот раз лететь без него, поскольку предполагал, что бой будет проходить прямо иад Тииксярви. Поэтому он захватил лишь пистолет, набросив ремень с кобурой себе на шею, и в таком виде забрался в нагретую па солнце кабину «Брюстера».
Поняв, что обнаружены, вражеские истребители повернули обратно па восток, и лейтенант Пекури, командовавший звеном, приказал начать преследование. Оно продолжалось до большого советского аэродрома в Сегеже, где «Брюстеры» были внезапно атакованы «Харрикейнами». Самолет Анттилы сразу же получил попадание в двигатель, который вскоре заглох.
Теперь он был вынужден сделать выбор. Он не мог приземлиться рядом с Мурманской железной дорогой, которая находилась прямо под ним, поскольку самолет почти наверняка загорелся бы, выдавая, таким образом, его местонахождение. Он не мог выпрыгнуть на парашюте, поскольку приземление в одних плавках на густой хвойный лес могло привести к сильным порезам и другим повреждениям, которые не позволили бы ему быстро покинуть место посадки. Тогда он выбрал небольшое болото и посадил самолет «на живот» на краю воды, умышленно срезая крыльями небольшие сосны, чтобы остановить самолет.
Во время посадки Анттила не получил никаких повреждений и перед тем, как выбраться из кабипы, рукояткой пистолета разбил приборы и рацию. Завернувшись в кусок парашютного купола, с картой в руке, он начал путь в направлении своей территории. Вскоре он пересек небольшой ручей и затем описал вокруг него несколько кругов в надежде сбить со следа собак, которые могли использовать русские поисковые команды После этого он в течение часа шел по воде и только затем остановился, чтобы отдохнуть и изучить свое положение.
Он знал, что находится к северу от оз. Лиитуярви (Lintujarvi),приблизительно в 60 км от финских позиций, и что это пространство покрыто болотами и густым лесом. Апттила теперь был благодарен, что, по крайней мере, побеспокоился взять пистолет перед тем, как взлететь, поскольку к его кобуре был прикреплен и компас. Посмотрев на свои кровоточащие ноги и тысячи комаров, роящихся вокруг, у него на мгновение появилась мысль вернуться к Мурманской железной дороге, чтобы сдаться, но он немедленно выбросил ее из головы.
Поднявшись на ближайшую высоту и убедившись, что его пи-кто пе преследует, Апттила двинулся в направлении финских позиций в районе Онтаярви (Onlajarvi). Ночью из-за туч комаров и резко упавшей температуры он не смог заснуть и продолжал идти, чтобы согреться. Утром, когда снова начало припекать солнце, он лег отдохнуть на поваленном дереве. Однако, благодаря роящимся комарам, он снова не мог заснуть и заставил себя идти дальше, пока не достиг болота. Поняв, что мох, который окружал его, достаточно сухой, Анттила вырыл пору и, забравшись в нее, засыпал ее сверху большим количеством сухого мха. Он заснул с пистолетом в руке.
Всю следующую ночь он продолжал свой марш через болота, часто проваливаясь до пояса и тратя много сил, чтобы вытащить свои ноги. Полностью измотанный и ничего не евший уже два дня, Анттила утром решил не рыть снова нору во мху, поскольку боялся, что может просто не проснуться.
Выйдя на край следующего болота, он внезапно на не очень большом расстоянии увидел какое-то существо. Однако сильная усталость сказалась и на его зрении, и он не мог понять, кто это — волк или его преследователь? Неужели все закончится здесь? Нет, это не человек и не волк. С пистолетом в руке Анттила начал приближаться. Это был молодой лось, который смотрел на него. Он подбирался ближе, но животное продолжало, не двигаясь, смотреть на него. Он хочет выстрелить из пистолета, но рука слишком сильно дрожит, и он заставляет себя подойти еще ближе. С двух метров он стреляет и убивает лосенка. Из зияющей раны начинает бить пузырящаяся кровь.
Понимая, что его спасение только в его собственных руках, Анттила принуждает себя пить вытекающую кровь. Ему приходится прикладывать большие усилия, чтобы сдержать pвотy и продолжать пить. Благодаря этому вливанию силы возвращаются к нему, и оп продолжает путь в западном направлении. Тем же вечером Анттила вышел к дороге между Паатене (Paatene) и Рукаярви, на которой, в конечном итоге, остановил автомобиль, при этом почти до смерти напугав его пассажиров, поскольку имел вид голого дикаря, измазанного в грязи и крови.
Вечером на нашем аэродроме зазвонил телефон и я взял трубку. Невероятно, но Анттила, которого считали мертвым, вернулся»
Всего же 25 июня 1942 г. после 15-минутного боя в районе Сегежа пилоты 2/LeLv24 заявили о трех победах, а пилоты 3/LeLv24 — о четырех. Советские летчики сообщили о трех сбитых «Брюстерах», но LeLv24 потеряла только два самолета—лейтенанта Лаури Пекури и его ведомого сержанта Калеви Анттилы.
Старший сержант Калеви Анттила погиб 22.02.1944 г. В тот день он на «Брюстере» BW-371 взлетел с аэродрома Суулаярви, чтобы провести испытания радиооборудования самолета. Во время полета над восточной частью Финского залива Анттила попал в сильный туман и потерял ориентировку. Пытаясь найти обратную дорогу на аэродром, он начал снижаться, но, не рассчитав, врезался в лед. На его счету была всего одна победа, которую он одержал 04.10.1942 г., сбив на «Брюстере» BW-356 Миг-3.

Уже в наше время, в 1997 г. самолёт лейтенанта Пекури был найден и позднее поднят.
Страница сайта автора поиска и подъёма http://aviascan.x10.bz/main.php?open=bw372how.txt

Но и это не было концом истории.
Вокруг подъёма Брюстера BW-372, было дело, начался скандал. Дочь Лаури Пекури обратилась в суд с требованием вернуть самолёт в Финляндию. Но... как всегда бабло решило всё. Власти республики Карелия получили свою долю, америкосы получили оригинальный образец некогда выпускаемого ими истребителя...


Сообщение отредактировал inger - П`ятниця, 14.03.2014, 19:04
 
ingerДата: П`ятниця, 18.04.2014, 08:49 | Сообщение # 2
Старшина
Группа: Ст.лётчик
Сообщений: 26
Награды
Статус:
Focke Wulf 190-A5

http://videobox.tv/video/5302103/
Комменты:
- Найден в 91 году в лесу под городом Кириши Ленинградской области.43год, летчик Пауль Рац тащил на нем бомбу SC250 чтобы атаковать бронепоезд.От огня ПВО был пробит бак и сам летчик был ранен.Самолет удачно приземлился в прогалину в лесу, летчик умер.Самолет был отправлен в США восстановлен до летного состояния. Совладелец Microsoft Пол Аллен.
- В англоязычной загрузке этого видео вот что: пилот Пауль Рётц был взят в плен и вернуля в Германию в 1949 г. До 1942 был механиком самолётов, 1942-43 - пилот-"штурмовик" в эскадре JG54. 19.07.43 вылетел на задание с аэродрома Сиверская с бомбой SC250 на подвеске, при атаке на бронепоезд его самолёт был сбит зенитным огнём и совершил аварийную посадку. Причина - катастрофическое повреждение двигателя. Самолёт произведён в апреле 1943, серийный № 0151227, завод Focke-Wulf Flugzeugbau GmbH, Бремен.
- Из заболоченного леса вытащен вертолётом.

Серийный номер на хвосте:

ещё этот А5 из-под Ленинграда:
 
varenkozazДата: П`ятниця, 04.11.2016, 12:29 | Сообщение # 3
Сержант
Группа: Лётчик
Сообщений: 4
Награды
Статус:
Как приятно что в те времена это было самый соком...
 
Форум » Обсуждение новостей, статей, публикаций, книг » Авиационные » Авиация во Второй мировой войне
Сторінка 1 з 11
Пошук:


АВИАТОРЫ © 2009-2016 © УКРАИНА